Игорь Агарков

Украина, Борисполь
5 подписчиков
198 / 0.04
Предпочитаемые сообщества:
zonachaes, tackletest, actions,
Он с нами с 26.03.2008 г.

Активисты по поиску девочки, пропавшей в

Активисты по поиску девочки, пропавшей в Фото №1

Активисты по поиску девочки, пропавшей в Соломенском районе, просят подключиться рыболовную братию. А также охотников -- завтра все-таки открытие охоты. Рыбаки-охотники будут лазить около болот, заросшых озер и т.д.

Моя жизнь покачивается на волнах моей памяти

Моя жизнь покачивается на волнах моей памяти Фото №1

Сегодня я, нет, не преуспевающий бизнесмен, -- я, наверное, и не бизнесмен вовсе. А просто увлеченный любимой работой человек, возможно заигравшийся в нее настолько, что счастья в личной жизни так и не получилось.

Рыбалки… Они всегда были отдушиной, таким себе глотком чистого воздуха. Их искренность и даже кажущаяся порой абсурдность и чрезмерность помогали вернуть сознание, взбудораженное неделями и годами безостановочной безотпускной работы в конструктивное состояние. Этот ритм был задан давно и не давал сбоев: работа-рыбалка, работа-рыбалка… Жалею ли, что семья, любимые люди всегда оставались для меня где-то за кадром?

Я любил и люблю, но я всегда надеялся быть понятым. Прекрасно чувствуя возможности своего организма, интеллекта, я нередко был вынужден ощущать те грани, когда дальше уже было нельзя. И я рвался в очередную вылазку на реку просто затем, чтобы эта грань не наступила быстрее, чем хотелось бы мне. Меня притягивали и Река моего детства и многие другие, ставшие родными позже реки, речки, речушки. Трава по пояс, дурманящий запас цветущего заливного луга, кочки, остающиеся после половодья... Меня манило все.

И я искал ощущений – отрешенности после опрокинутых вовнутрь пары стопариков, головокружения и эйфории от бьющего со страшной силой в голову запаха пыльцы, бесконечности водной глади, чувства дикой усталости после многочасового перехода по заболоченным лугам, ломоты во всем теле, напоминающей дня три о толщине льда на воскресной рыбалке…

 

И боль утрат

И как же бывает приятно, когда в сознание, заполоненное сегодня мыслями о формировании уникальных торговых предложений, улучшении контента журнала «Принт плюс», редизайне справочника «Полиграфия Украины», конкурентной борьбе, организационной структуре, врываются вдруг воспоминания из детства, юности… когда мне было хорошо, в разы лучше, чем сейчас. Все было в диковинку.

Я не знал, что на свете бывают электроудочки, а мои знакомые жители Кийлова ловили рыбу сетями в обводном канале, потому что они привыкли кормиться рыбой. И остановив свою душегубку возле лодки, с которой мы ловили подлещиков, всегда одаривали нас парочкой бронзовых реликтовых карасей, круглых и с прозеленью… парой-тройкой килограммовых язей. Но сети эти они ставили по заливам, да по таким глухим, что обычной лодкой не протолкнешься.

Сегодня их потомки мочат рыбу тоннами, на канале и Павливке страшная задуха, какой не было с 2001 года /Впечатляла, конечно, и та задуха. До сих пор помню метровый слой мертвой рыбы в районе первой перемычки на канале… Но почему-то у меня никогда не возникало мысли променять законный и вполне прогнозируемый ноль, добытый законным путем на Флажках, на килограммы, выловленные подсакой из полыньи на канале/.

Одним из ярчайших воспоминаний детства был для меня термоядерный бой жереха на озере Штамбур, через которое прокопан обводной канал «Кийлов-Процев»… В прозрачной дымке зарождающегося утра только я и поплавок моей удочки… И вдруг, вся гладь озера взрывается оглушительными всплесками корсаров… Хотел написать «речных», ан нет – канальных! В азарте погони лупят они под самой лодкой, обдавая иногда и брызгами. Все настолько искрометно, что иногда пугает внезапностью. Жерех пал смертью храбрых во время задухи в середине девяностых. Новое поколение киловчан, вороньковцев просто выловило его плавными сетями – того, которого не смогло вычерпать подсаками…

А места вокруг Штамбура теперь застроены коттеджами. К истреблению рыбного поголовья смачно приложились строители-вуйки, изобретательные в добыче пропитания… Рассказывали и о кабелях, присоединенных к высоковольтным проводам, и о динамите, -- а звуки взрывов действительно сотрясали ту местность в лихие девяностые…

 

Река моего детства

 

На льду озера Штамбур (канал "Кийлов-Процев"). Год 2008. Уже повсюду дачи, но рыбка поклевывает

Когда я пытаюсь вспомнить свои ярчайшие рыбалки по белой рыбе, глядя на фотографии начала девяностых, мое сознание выхватывает вовсе не заваливающийся набок поплавок одной удочки, на который не обращаешь внимания, потому что уже слился воедино со второй удочкой… Лещей, которые рвали леску 0,2 под самой лодкой или берегом, воспринимаешь просто как сиюминутный эпизод.

Помнишь совершенно другое… Нам по 17 лет, закончился важный период нашей жизни, впереди первый шажок во взрослую жизнь. Выпускной вечер… Кто-то почивает на матах, не рассчитав силы, кто-то понимает, что третья бутылка шампанского – это уже слишком и силы свои экономит… А наш маленький коллективчик – Игорь Агарков, Сережа Грошев, Андрюша Нечмирёв, Андрюша Кузьмин – готовит самостоятельную вылазку на базу отдыха Бориспольского авиапредприятия в Кийлове. Такой сказочный подарок сделали тогда Сереже родители. И вот в семь утра, сразу после выпускного мы стартуем… Такой камерный состав нашей экспедиции легко объясним – домик на базе отдыха Аэропорта «Борисполь» имеет ограниченную вместимость, да и такой персонаж как Андрюша Кузьмин, туда примазался и почивал целую неделю на раскладушке. Но какое же это было счастье. Неделю прожить на полупустой базе, имея две лодки – одну свою, а одну положенную нам как отдыхающим.

Рыбы мы ловили очень много… Особенно разок отличились двое Андрюш, которые свой успех пояснили просто: «Ты ж сказал все время подбрасывать прикормку, мы и подбрасывали»… Прекрасно помню широко открытые глаза сторожей с нашей и окрестных баз. Они не верили, что такую плотву, таких лещей можно ловить удочкой. Это было запоминающееся время. Утром мы ловили рыбу, а во второй половине дня готовились к поступлению в ВУЗы. В итоге мы с Нечмирёвым поступили – я на редактора, а он – на программиста в КИИГА. А Сережа Грошев не поступил в Рязанское училище, выучившись уже впоследствии на маркетолога и логиста; Андрюша Кузьмин и вовсе толком не понимал, куда поступать, компетенций у него не было, знаний тоже – и жизнь его сложилась печально. Но это уже совсем другая история.

К нам тогда приезжали и другие одноклассники – Леша Бирюков и Саша Лысенко, как сейчас помню Лешу, отдолжившего у меня химзащитный костюм. Когда на Кийлов налетела жуткая гроза, экипажи двух с половиной лодок вымокли до нитки, а Леша облачился в Л-1, натянул даже капюшон, и прекрасно себя ощущал.

Водку мы тогда еще не пили, но вином не брезговали. Когда родители Сережи Грошева эвакуировали нас с базы по окончании срока пребывания на ней, его мама ненароком заглянула под домик и задала наивный вопрос: «А это все ваши бутылки?» Мы сказали, что нет, не наши, но истина была очевидна L.

Как забыть пронимающий до костей влажный холод летнего утра, теряющиеся в размытой первыми лучами солнца дымке берега Павливки, когда наша кавалькада выдвигалась за очередной порцией подлещика… Этот запах…

Он остался в памяти настолько, что сегодня, когда я выхожу из дома после летнего дождя, мне чудится запах Кийлова, впитавший в себя очарование вековых сосен и свежесть тогда еще совсем чистых канала и Павливки, готовых в любой момент принять, обогреть и поделиться…

 

И первые потери

 

Это мы когда-то на канал в районе Кийлова ездили с моей бывшей барышней, ее подругой с мужем и братом.Тогда еще не было дач, и рыбы на уху и жареху я наловил, помнится, минут за 20. Остальное время культурно отдыхали

 

Когда теряешь бизнес, испытываешь разочарование, возможно, впадаешь в ступор или истерику. Когда теряешь свои любимые рыбацкие места, испытываешь нечто большее. Твоя купированная душа обливается слезами, а кулаки сжимаются в бессильной злобе… неверие и отчаяние, неизбежность происходящего отрезвляют склонную к протестам душу. Поэтому просто больно…

У меня было несколько таких местечек. Одно из них – на упомянутом озере Штамбур. На эту грядку я наткнулся совершенно случайно в 1995 году, когда начинал на системной основе осваивать ловлю спиннингом в заброс. Суть рыбалки была до банального простой. Заброс блесны перпендикулярно берегу на месте, условно названном мною «Песчаная коса», примерно на 40 метров (120 и более оборотов Невской катушки), два-пять медленных оборота катушки и на блесну «Юбилейная» (это была моя любимая модель в первой половине девяностых) садилась трофейная щука – от двух и более. Максимум, что мне удалось добыть на этой точке, зашкалил за пятерку…

О, эта рыбалка в 1997 году была знаменательной. Тогда я очередной раз переламал свой ленинградский спиннинг и решил поупражняться с самоделкой, вышедшей из рук моего отца. Длиной примерно 1,5 метра это удилище из заменителя пластика было весьма посылистым. Изловив через час упражнений и привыканий к девайсу щуку на кило в «мертвой» зоне, то есть под ногами, я продолжил упражняться в метании блесны на известную точку. И вот во время одной из проводок «Юбилейная» встретилась с достойным трофеем. Примерно оборотов через шестьдесят «невская» раскрутилась, и вываживание я продолжил руками…

Заарканенная щука, будучи подтянутой к берегу, показалась мне весьма крупной, как и моим родителям. Матушка вовсе приняла ее за сома, а папик как-то не слишком уверенно пробовал ее выкинуть на берег. С тех времен по кийловским базам отдыха пару лет гуляла легенда о парне в очках, который изловил сома – подозреваю, что легенду запустил в народ мой папик, который всегда был падок примазаться к чужим успехам… Как и всякий имиджмейкер, я ту легенду не опровергал, наоборот – подливал масла в огонь, выдавая крупицами некие новые подробности. О том, как мы ту рыбу неделю ели, как ее голова не поместилась в кастрюлю… Ну в общем, правдивые подробности…

Чуть позже на той точке поймал я и пару полуторакилограммовых судаков, что в то время стало для меня грандиозным успехом. О том, сколь много в канале БЫЛО судака, я узнал уже в 2001, изучая видовой состав падшего во время задухи рыбонаселения. Да, его там было реально много…

 

Ода любимому жабовнику

 

Цветущее разнотравье в пойме Павливки

Другое свое любимое место я называл «Канава»… Это был расчудесный жабовник, соединяющийся протоками с обводным каналом. Место довольно глубокое и редко посещаемое. Чтобы обловить «Канаву» по всей длине, требовалось форсировать две «перпендикулярные канавки», чего по высокой воде сделать удавалось не всегда. Тогда приходилось довольствоваться первым фрагментом «Канавы»… А его, впрочем, тоже вполне хватало. Пять-шесть мерных щупаков были самой что ни на есть обычной нормой, зарились они на самодельные вертушки, история изготовления которых нами достойна, конечно же, отдельного блога… Впрочем, сейчас они не приносят нам рыбу с той же регулярностью, зачастую они вообще пасуют перед более уловистыми силиконом, воблерами и другими девайсами. Но тогда…

 

Утро на Павливке

Антоновский пруток, нагруженный аляповатой копией Меппсика, правда с увесистой джиг-головкой, натужно поигрывает в ожидании мощной потяжки, которая на заставляет себя долго ждать. Щупаки часто клюют и на падении. С нашей грубой снастью мы проявляем чудеса сноровки, облавливая с головкой грамм двадцать весом и весьма мелкие -- в полметра – участки. При этом мы еще не понимаем, что ловя в жабовнике, добычливее шерстить по гуще кувшинок, с редкими окнами, что не помешает лишний проводить приманки между камышами, рдестом.

 

В тот день поймали все... Кроме меня :)

Нет, -- наш удел участки чистой воды, а трофеи – жадные Щупаки с раскрытой пастью мчащиеся за блесной и доведенные в своем рыболовном азарте до точки кипения хватающие ее в момент вытаскивания из воды либо во время легкого сбоя в проводке… Я люблю это время… Кстати, прошлой осенью «Канава» подала признаки жизни. Во всяком случае, я поймал там одну подкилушку, еще одна совершенно неожиданно клюнула в пойменном озерке, с «Канавой» соприкасающемся, но сорвалась. Но в целом я порадовался…

 

«Перекат» -- который и не перекат вовсе

 

Это был типичный улов эпохи расцвета "Переката"

Году этак в 1997 – я тогда как раз готовился к поступлению в аспирантуру – удача улыбнулась мне на местечке, которое я впоследствии назвал «Перекат». Разумеется, никакой это был не перекат, а просто аномалия дна, подводный стол довольно далеко от берега, на втором участке канала «Кийлов-Процев». Я наткнулся на эту точку абсолютно случайно, поймав последовательно две приличных щуки на все ту же самодельную вертушку, но задержался на точке всерьез и надолго – приговорив еще пару щук и десятка три мерных окуней…

Последующие три года мы с друзьями периодически посещали эту точку – сценарий был простым: первые три-четыре заброса поклевки окуня. Но старыми снастями много поймать нам не удавалось. Но вот в 2001 я приобрел свой первый карбоновый спиннинг «Джексон» польско-китайского разлива с тестом 5-20 г. Оказалось, что тест, если применительно к этому удилищу такое понятие вообще правомерно, был существенно завышен, а реальный тест я б охарактеризовал бы как 3-12 г. Естественно, среди приманок доминировали пятиграммовые головки, как правило, Гамакатсу, ну и Шедики с Предаторами от фирмы «Мэннс». В том же 2001 мы как раз приобрели БТР – шестую модель Жигулей, и папик как-то в августе, но уже через год – в 2002 – вывез меня на «Перекат». К тому времени я уже разжился резиновой лодкой-катамаранчиком.

Ее мне подарил главный редактор журнала «Друкарство» -- я как раз был в печали, наш издатель решил тупо расправится с молодым и перспективным пацаном, то есть мною, и сократил мою должность в штатном расписании. Впрочем, через пару дней он ее реанимировал, но это уже совсем другая история. Я расцениваю тот подарок, как акт раскаяния человека, который ничего не мог поделать в этой ситуации.

Возвращаясь к той поездке. Окунь на «Перекате» кушал. Предатор показался ему приманкой вкусной. Соотношение пойманных хвостов и забросов было практически 1:1, окунь ловился крупный, двадцать пятый по счету просто сломал чудо китайской индустрии пополам… Я еще пару лет приходил на «Перекат». Всякое бывало. Было десять забросов и десять поимок, а было такое, что еле поймали вдвоем шесть окуней в коптилку. Но в апогей летнего зноя!!! Одно скажу – это было МОЕ место, оно несказанно мне нравилось… Окунь даже если и не засекался, пощипывал приманки постоянно… Разок были там и зимой, -- рельеф дна действительно уникальный. И даже глухозимье не помешало нам относительно неплохо разловиться.

Я, как мог, оберегал «Перекат», складывал в садок далеко не всех окуней, никому о нем не рассказывал, старался ловить с воды, не вытаптывая участок на берегу. На беду мою, на противоположном берегу началось строительство дач. А строители-вуйки, видно, были людьми голодными. В общем, «Перекат» с началом строительства закончился, и пал он не под натиском земснарядов. Сети, электроудочки… Последний раз я побывал на «Перекате» году в 2006, товарищ был еще и позднее. Мы не смогли поймать там окуней. Только пару щук-травянок.

 

И самое знаковое место для меня – «Яма»

 

Мне 30 лет. На "Яме"

 

Уроки мастерства. Как давно это было :(

 

Красивое, уникальное место!

Похоже, вскоре мы потеряем еще одно уникальное место, которое условно называю «Яма». Открыли мы его для себя в 1997 году, когда возвращаясь с днепровского залива в Кийлове, обратили внимание на мужика со спиннингом, совершавшего странные манипуляции, периодически уходящего куда-то в кусты и возвращающегося назад. Оказалось, что он просто относил пойманных щук в канавку, которая отгораживала дачи от луга. Видно, боялся инспекции. Впрочем, там, конечно, был очевиден случай перелова…

Друг, Олег Мазур, естественно подсмотрел, на что ловил мужик. Это была колебалка «Прохоровка». Наши ухищрения с вертушками ни к чему в тот день не привели, особенностью уникального места была необходимость кидать весьма далеко узкую и тяжелую колеблющуюся блесну. Щука брала в пятидесяти метрах от берега, на бровке, за которой следовала очень глубокая яма. А прибрежное мелководье, собственно, было почти «мертвой зоной», причем с риском зацепиться за корягу…

Через неделю мы приехали на эту яму целенаправленно. У друга была блесна «Костер», купленная в бориспольском магазине «Эстафета». У меня, к сожалению, этого чуда ГДР-овской инженерной мысли не было, и продолжил попытки поймать нечто на вертушку. Олег произвел с «Костром» простую манипуляцию – изогнул ей носик. В результате чего блесна стала прохоровко-подобной. При счете 6:0 по головам и 12:0 по килограммам в пользу Олега, я побрел на противоположную сторону заливов, где все же ушел от ноля. Рыбу мы всегда делили поровну, поэтому домой я тогда приволок, не скажу сколько рыбы. Сволочами мы были нереальными. Это теперь понимаешь, когда лишнюю рыбу отпускаешь на автомате… А тогда L.

 

То, что стало с окрестностями Ямы

Феерических рыбалок на Яме было еще немало. Правда, я не ловил никогда больше четырех щук, Олег, впрочем, тоже. Но что особенно впечатляло – минимальный размер лично у меня был более килограмма. А средний – под два килограмма. Для береговой ловли распрекрасно. В 1998 году щуки были разбавлены судаками и сомом. Про сома хочу сказать особо. Это было 26 апреля.

 

Но рыба пока еще есть. Вряд ли это надолго

Я не знаю, что произошло под водой, но сомы вышли на охоту. Вся Яма кипела, мы шли по берегу и везде видели хвосты, хвосты, хвосты. Странно, что на блесну клюнул только один из них, составивший компанию паре мерных щук и судаку-полторушке. Аналогичный бой сома в том же 1998 году я видел на Яме в ноябре, тогда – в Бабье лето – верховодка, видно вышла в верхние слои воды. И вся рыба очень активно харчевала ее. Впрочем, я не смог поймать ни сома, ни чего бы то ни было еще. Просто не докидывал метров десять до места боя. С нынешними снастями это был бы простой решаемый вопрос…

В последующие годы мы ловили на Яме еще и голавлей, жерехов… Два последних года приходилось бороться за место под солнцем с фидарастами, -- возле Ямы прекрасные точки для фидера. Но, к сожалению, любому счастью наступает трендец. Этой весной мы посетили Яму, возможно, в последний раз. Все подъезды к Яме изрядно раскурочены грейдерами и самосвалами, выкорчеваны массивы леса, организована стоянка техники, вычищены и замыты гектары земли…

И если Ямы выдержала очистку фарватера, которая осуществлялась, чтобы к дяде-Кинаху на дачу ездили другие большие дяди, выдержала и установку фарватерных столбов с частичной замывкой и расчисткой берегов, то теперь, к сожалению, ей скорее всего наступает каюк. Мне жаль… Это была частичка меня.

 

В поисках утраченного

Сегодня восприятие обостряется. Через форточки глаз, через вентиляционные колодцы носовых отверстий в растерзанную плоть врываются сюжеты и запахи, будоража подсознание и вызывая оттуда порой неоформившиеся, но чаще вполне определенные ассоциации.

Запах детства – это полуассоциация, навеваемая начинающей преть землей в садике за домом. Теперь все чаще… и по-другому. Раньше этот запах вытаскивал из моей памяти один и тот же сюжет.

 

Не без водки. Но как душевно!!!

Участок леса в Кийлове возле баз отдыха. Пожилые аккуратные сосны, спускающиеся по уступам кучугуров к Павливке. Лес, умытый ночным дождем. Дальше всплывали какие-то новые образы. Это могли быть цветущий луг в Междуречье, своей частью нависающий надо мной, зашифровано сидящим на обрывистом берегу с удочкой. Или дикие гвоздички, почему-то мои любимые цветы из детства – тоже луг, но немного другой, старый пароход, не утративший своей былой славы, прячущиеся в его тени килограммовые язи. И этот запах – в который я выхватываю из воды одного из первых своих щупачков.

 

Вот такие корабельные сосны. Это возле баз отдыха в Кийлове. А во времена моего детства сосны были совсем другими :)

Недавно в этой утренней свежести почудились мне новые нотки. И почему-то вспомнилось. Отец – живой и полный сил, мать, я плывем на лодке по каналу, потом ловим полосатиков на малька. И так хорошо, и кажется, что так будет всегда.

А глаза. Раньше они видели другое и иначе. Теперь это путь к разрыву сознания. Ускользающий запах покоса. Неказистая травичка за домом легла под газонокосилками коммунальщиков. Я остался там – и я считаю покосы – первый, второй, третий. С наслаждением форсирую в сапогах участок жирной сочной травы, защищенной болотистой почвой от косилок.

Под нависшей частью заливного луга не видно берега. Съезжаю к воде, рискуя переламать ноги – не понимая до конца, а какой же там берег – топь, обрыв? По колено или поглубже? А впрочем, какая разница? Лето – можно и вовсе без сапог.

Воевать с юрким щупачком по пояс в воде, -- как это было относительно легко с дюралевым прутком и «Невской» катушкой. Покрупнее фиксировалось в воде и помещалось в садок, помельче – просто выбрасывалось на берег… И долго зачастую подлежало поиску в необъятных пахучих островках торжествующего разнотравья.

 

 

С талантом, как с любовью

Затухание интереса к зимней рыбалке протекало на фоне потери попутчиков, аномальной, так долго тянущейся зимы, размножения пустых бутылок в гараже. А вот интерес к спиннингу пока не угас. Странно – часто полагал, что зимнюю рыбалку люблю больше.

Это не понять. Как и способность к писательству, которая порой ускользает, но охотно возвращается, подхлестываемая стрессом или реанимируемая желанием, природным, но немного культивируемым талантом. С этим талантом, как с любовью, я протопал хороший кусок своей корявой жизни.

развернуть

Как полиграфисты...

Как полиграфисты... Фото №1

 

Позавчера двое полиграфистов -- издатель журнала "Принт плюс: бумага и полиграфия", справочника "Полиграфия Украины" и администратор сайта http://printus.com.ua Игорь Агарков и заместитель директора одного из ведущих поставщиков расходных материалов на рынок Украины -- компании "ПМП" Александр Гурьев посетили село К., чтобы в рамках неформального рыбацкого общения обсудить насущные проблемы полиграфической отрасли.

Обсуждение протекало в теплой и дружественной обстановке, периодически прерываясь успешными попытками раздраконить пару-тройку полосатых красавиц. Как это ни парадоксально, красавицы периодически поклевывали.

Где-то в промежутке между поимкой Игорем Агарковым первой щуки и вялотякущим обсуждением проблем упаковочного сегмента украинской полиграфии у медиа магната клюнуло нечто приличное. Будучи мыслями в "ПакИмпексе", "Укрполе" и "Лунапаке", Агарков не сразу сориентировался в ситуации и воспользовавшись его расслабленностью, противница (или противник!!!) смогла (смог) отвоевать пару метров шнура и, несмотря на готовность Александра Гурьева помочь в вываживании трофея, успешно завалить то ли в коряги, то ли в следы вуйкопараксизма (то есть в обрывки сетей). Огорченный гуру от издательства был вынужден оборвать блесну и заняться поиском новой уловистой приманки.

Примерно тем же занимался и выдающийся технолог Гурьев, который тешил себя надеждами -- разловить купленный в прошлом году спиннинг и просто таки заколдованную для себя Яму. Умеет же чувак ловить, но почему-то за четыре года на Яме поймал только судачка да жерешка. Поиск уловистой блесны из 7 совершенно одинаковых на первый взгляд -- вопрос не праздный. С виду они одинаковые, но нюансами игры отличаются.

Поскольку звезда редактирования Украины после неприятного трабла на расслабоне, заметно погрустнел и обломился ловить активно, инициативу перехватил Гурьев... И, о чудо, размышляя о судьбах украинских медиа, слышу я радостный вопль: "Есть, вот сука, -- в коряги ломится. Не уйдешь падла". Заинтересовано подбегаю посмотреть на процесс вываживания и заодно поучаствовать в вынимании суки и падлы, если такая необходимость возникнет. Дальше раздается возглас -- "Теперь не уйдешь". И рисуется повод накатить -- но накатывать нечего!!!

Посему вешаем щуку на кукан и продолжаем вести душещипательные беседы о судьбе отрасли. Опосля вяло и неспешно продолжаем процесс щуко- и прочегорыбьегонаселенияловительства. Гурьев почему-то воображает, что находится на Павливке, а не на заливе Днепра, ибо на его блесну вешается совершенно незачетный как для Ямы экземпляр щуки. Поскольку Саша -- известный гринписовец, правда, временами :), то щупачок самостоятельно сваливается с блесны и плывет подрастать. 

Взявший крепко инициативу в руки, Маэстро от печатного станка выдает очередной красивый ход. Ляпнутая за горизонт "Прохоровка" становится объектом атаки достойной представительницы щучьего поголовья. Увидев, что там сидит приличный аппарат, я конечно же не мог оставаться равнодушным и решил поучаствовать в процессе вываживания. Завернутый в бублик спиннинг основательно отработал вложенных в него пару тысяч инвестиций, и вот трехкилограммовая пятнистая особь подтянута к берегу. Мне показалось весьма логичным и целесообразным прыгнуть на нее, сгрести в охапку и вынести на берег. Ведь всякое случалось в нашей практике...

Опосля такого подвига, Гурьева уж очень пробило на философский лад. И посты вроде "Клюет каждый час, как по расписанию" перемежовывались у него с комментами в адрес демпингаторов, которые мешают продавать материалы по нормальной цене...

 

 

Но медийный олигарх решил слегка упереться в рыбалку. И что Вы себе думаете -- был вознагражден еще одним пятнистым чудом... Ее вываживание перетекло в вяло-статичный процесс, ибо по большому счету было пофиг -- сорвется или не сорвется :).

Дальше полиграфисты затеяли плавно текущую дискуссию. Поскольку поводы были очевидны, Гурьев предложил организовать зазор между автобусом и рыбалкой и посетить местный Гендольф, однако Агарков настаивал на продолжении рыбалки. Компромисс был найден в результате разумного соображения, что мы уже превысили норму вылова (как потом оказалось -- не превысили, поймав ровно шесть килограмм), а следовательно, как честные пацаны, мы просто обязаны прекратить избиение рыбного поголовья...

Полиграфические дискуссии были продолжены в местном придачном Гендольфе (пивка для рывка), получили развитие в приостановочном Гендольфе (Шабский, три звездочки), а апогея достигли в агарковском гараже (Гринвич, пять звезд, Крымский, четыре звезды). К дискуссии присоединился друг Пупа -- не полиграфист, но сочувствующий.

Общение прошло в милой обстановке и сопровождалось радостными диалогами Агаркова по телефону с директорами некоторых дистрибуторских структур, известных на рынке Украины...  

Проснувшись после 14 часов крепкого и здорового сна, мэтр от журналистики задался вопросом "А доехал ли домой Гурьев?". Удостоверившись в этом, сел за свой убитый ноутбук "Версия" и изваял этот пост.

Всем приятного прочтения...

развернуть

Немного курьезов на рыбалке

"Якорь"

Опишу некоторые интересные случаи, происходившие со мной на рыбалке -- из еще не описанного... Недавно с пацанами вспоминали -- так просто, чтоб не забылось...

Рыбачили мы как-то с другом Олегом Мазуром и другом Сережей Грошевым на Штанах -- это такой каскад канав, который соединяется с обводным каналом "Кийлов-Процев". Надо сказать, что проблему с якорями мы, как правило, решали, находя камушек соответствующей величины и формы в куче гранитных камней, которая тогда была свалена у кийловской насоски. На дворе было начало девяностых, о дерибане кийловских земель тогда, похоже, никто особо не задумывался. Соответственно, огромная гора гранита была не растащена.

Найдя соответствующий камушек, поехали мы с рыбачить на Штаны. Да вот незадача, -- по прошествии получаса упражений с якорем он тихо и мирно отвязался и пошел на дно. Запасного камушка у нас, естественно, не было. Посему погребли мы с Сережей на его поиски к берегу канала, а Олег остался пополнять счет по сбитым хвостам. Надо сказать, что от насоски мы отдалились на расстояние в пару километров и посему подходящий для якоря предмет решили искать на ближних угодьях. Почетную миссиию взял на себя Сережа Грошев. Его не было довольно долго -- я уж замахался его ждать, убивая время отнюдь небесполезными попытками поймать что-нибудь спиннингом.

Показавшийся на горизонте Сережа шел излишне медленно. При ближайшем рассмотрении моими близорукими глазами оказалось, что не найдя ничего подходящего, Сережа просто обратил внимание на столбик (как он потом рассказывал лежащий на дамбе), -- но мне почему-то думается, что Грошеву просто не было куда девать излишки силы, и он тот столбик выдрал. Попричитав для приличия и прикинув вес изделия из железобетона, мы решили попытаться воспользоваться в качестве якоря частью столбика, тем более его фрагмент килограмм в десять (примерно то, что нам и было нужно) уже был отколот от основной части изделия. Но при этом держался на весьма надежной проволочной арматуре. В общем, час физических упражений не принес эффекта.

Смачно отматерившись, я привязал изделие к шестиметровой фале, мы загрузились в пласредство и поплыли за Олегом... По дороге, естественно, проплывали через перспективные места, и посему нарисовалось желание половить. Места на Штанах есть довольно глубокие, щуки тогда было много, в общем настроились мы поймать реальную мамку и стали якориться посередине. С огромным трудом подняв "якорь", мило опускаю его на борт, он тонет с дикой скоростью. О том, что конец веревки забыл привязать к лодке, вспоминаю, когда он скрывается за бортом.

Куча непереводимых шестистопных ямбов, занавес :).

* * *

Не перепостишь сам себя -- весь день как оплеванный ходишь :)

Следующая заметка уже размещалась в Интернете как часть большого эссе...

Переносимся в прибитую раннеосенними приморозками почти прерию: выгоревшую за лето и посеревшую по осени. Это я про заливной луг между Павливкой и каналом «Кийлов-Процев». Несколько разгоряченных пивом и водочкой пацанов, собранных перед этим по злачным местам родного Борисполя (перечня злачных мест не будет – скажу только, что и с девок снимали, и в пристройках частных домов находили и т.д.) несутся в девятке туда, где лучше клюет. И вдруг впереди оказывается болото.

Эх, если б не пиво, не залила б наш салон водичка с грязючкой. И просто замечательно, что не заехали мы в наших поисках рыбных мест уж очень далеко. Ибо на горизонте нарисовался таки местный мужиченка, как потом оказалось мешканець селища Жеребятин. Восседавшего в разбитой колымаге местного жителя уныло тащила пара худосочных лошадок. Завидев мужика, мы стали активно маяковать. Нашей бедой прониклись. Но, оценив масштабы трагедии, абориген посочувствовал, отметив, что «Кони кволи и не потягнуть». Сработал аргумент в виде завалявшейся бутылки «Холодного яра». Кони, по мнению мужика, ожили: «Та вони «КАМАЗ» потягнуть!». И таки потягнули, правда, фала, собранная втрое, порвалась в клочья.

Но это фигня, главное, что машина завелась, и мы поехали на дальнейшие подвиги. Надо сказать, что в этот день ездили мы на двух машинах, то есть воду полоскали десять бойцов. Нормальных спиннингов при этом было 2-3, -- не больше. Но поймали при этом все, окромя меня. Кстати, половина рыбаков не имела своих приманок, поэтому ловила на мои самоделки, естественно, не самые лучшие (на самые лучшие ловил я сам).

Апофеозом не заладившейся для меня рыбалки стала цыганочка с выходом протрезвевшего водителя нашей девятки, который в полусумерках выволок полторушку на девайс опять же моего изготовления. Честно сказать, в тот день я больше не за своих таких же пьяных, как я, товарищей порадовался, а за себя, обделенного рыбьим вниманием, огорчился.

 

* * *

"Спокойно, Олег, сейчас вытянем и поделим"

Нам было тогда лет по 25. Еще не было семей, разводов, нелепых выпадений из этой жизни, спившихся друзей, покоцанных судеб... Милое беспечное время... Компанией из пяти человек -- я, Олег Мазур, Сережа Грошев, друг Пупа и Андрюша Кузьмин посетили место, которое я называю условно "Яма". Это была наша спиннинговая вотчина в одном из сел Бориспольского района, впоследствии временно окупированная фидерастами, а с недавнего времени полностью перегороженная заборами и замытая под угодья новых хозяев жизни (впрочем в этом году я там нормально выступал по рыбе -- но это уже совсем другая история). Так вот, возращаясь в год 2000...

На Яме всегда клевало. Хуже-лучше, но клевало. Разноплановая рыба -- преимущественно щука, массой от 2 кг и выше, а еще судак, иногда голавль, разок поймали сома, перед захватом земель под сиротские приюты пробивался и жерех, иногда наши колебалки проглатывал особо голодный окунь. В общем было весело...

И вот отправились мы в 20 числах апреля на свою рыбацкую вотчину. В тот день откровенно не везло всем. Я изловил двоих окуней (пользовался уже тогда безинерционной снастью, был у меня дивный спиннинг Джексон Цандер с тестом 5-20, я и сейчас иногда этой хлыщеватой, неприспособленной особо к рыбалке и уже трижды ломавшейся палкой, ловлю окуня, так как для этой цели он весьма подходит). Друг Пупа тоже приговорил тогда, помнится, одного окуня. Сережа традиционно остался с нолем. А Андрюша Кузьмин на порыбачить не претендовал, удовлетворяясь ролью дегустатора алкоголя разной степени тяжести и бегунка в в сельский магазин с целью пополнения запасов...

Олег феерил... Пару двушек стали достойной материализацией его трудов. Надо сказать, что снастью мы пользовались тогда классной -- Шварцнеггер отдыхает. Массивный, длинный антоновский пруток (или его аналог), "Невская" на шарикоподшипниках и колебалка типа "Прохоровка" ("Малая Королева", "Неманская", "Костер") -- в общем лететь оно должно было очень далеко, и руки потом болели, и плечи... Соответственно, Олег, лучше других научившийся обходиться с такой снастью и понимавший кинематику заброса, как правило, был на высоте. Его блесны исправно снимали щук и прочую рыбу с бровки. Не всегда, конечно, но иногда феерил и я, да и Пупа отличался. Но тенденция была очевидна...

После второй Олеговой щуки мы заметно погрустнели, а может и повеселели. В общем появился очевидный повод выпить. Не участвующий в процессе Андрюша вызвался стать гонцом. Через некоторое время он приволок пару пляшек по 0,5, которые были тут же коллективно оприходованы (не пил только наш драйвер Грошев)... Опосля этого Кузьмин плавно отключился... Мы же продолжили процесс ловли с разной степенью интенсивности...

Это явно был день Мазура -- при очередном забросе за горизонт он поимел мощную поклевку. На крючке повисла явно некислая рыбина. И тут всех поразил Кузьмин. Неожиданно проснувшись он подошел к Олегу, который пытался укратить пятикилограммовую щуку (мы, соответственно, стояли на подстраховке) и изрек фразу, ставшую впоследствии сакраментальной: "Спокойно, Олег, сейчас вытянем и поделим!"... Финальная стадия вываживания потонула в далеко небеспредметном пьяном ржаче.

Кузьмину произведенного эффекта показалось явно мало. Едва стоя на ногах, он попросил у меня спиннинг с блесной... Я почему-то не послал его по адресу и вручил ему орудие рыбалки. И что Вы думаете, забросе на третьем (два предыдущих были метров на 10, а этот аж на пятнадцать) от Андрюши послышалось пьяное блеяние -- "Что-то сидит!". Увидев темный силуэт в воде, я слегка офигел -- ибо подумалось -- судак. Тут целый день маслаешь почти трезвый, и непруха полная... А этому алкену дали спиннинг, а надо же -- такое счастье подвалило.

На поверку рыба оказалась подбагренным лещом, которого радостный Кузя сгреб в охапку и засунул в кулек. На сём порешили рыбалку ту закончить :).

 

И напоследок -- курьез на охоте

Вчера по поводу Пасхи собрались в Овраге на территории военного городка в Борисполе с семействами двух одноклассников. Присутствовал также папа одного из них. Прикольную рассказал историю -- не знаю из своей жизни или прочитал где, но забавно :).

Летал он вторым пилотом на тушке и был у них в экипаже штурман по фамилии Горгоц. И пошел этот Горгоц как-то на охоту с товарищем. Заблудились они, но вышли в итоге на хутор, в котором товарищ раньше бывал и знал местную жительницу. И вот стучится он в окно хаты.

-- Кто там?

-- Это мы с Горгоцем.

-- А, ну заходи, а Горгоца у входа привяжи :)

развернуть

Сьогодні Верховна Рада України ухвалила у першому

Сьогодні Верховна Рада України ухвалила у першому читанні Законопроект «Про внесення змін до Закону України «Про тваринний світ» (щодо посилення заходів по боротьбі з браконьєрством) (р.н. 6458-1).

Показать еще
Надоела реклама?
Поддержите DIRTY — активируйте Ваш золотой аккаунт!