Баллада "Хозяин Амура" ("Однажды На Рыбалке")


Эта баллада была написана моим дедушкой - Долженко Анатолием Мвановичем, капитаном 2 ранга Черноморского флота - в декабре 1991 года. Основой для неё стали впечатления, полученные во время службы на Дальнем Востоке в пограничных войсках Хабаровского края.

Моя работа здесь заключена лишь в наборе текста и вставке иллюстраций, что, надеюсь, не испортит эту балладу о настоящей амурской рыбалке, о взаимоотношениях человека с природой и другими людьми, о необходимости беречь то, что нам дорого - рыбу и условия её обитания.

Рыбалка – это второе тихое
помешательство: и самому
приятно, и другим безопасно…
(А.П. Чехов)

«… Все мы заядлые амурские рыбаки... В этой балладе я отразил то, что сам много лет наблюдал и переживал, радовался и огорчался, возможно бывал таким «купцом», возможно нет. Но всегда мы любили этот отдых, имя которому – РЫБАЛКА!»

(Анатолий Иванович Долженко, декабрь 1991 года)



alt

Хозяин Амура
или
Однажды На Рыбалке
(Баллада)
Морозный декабрь. На рыбалке
Собрались на льду мужики.
Любители зимней махалки,
Заядлые все рыбаки.
Рыбалка! Ты тем и прекрасна,
Что здесь отдохнешь от забот.
Тут ждёт тебя рыба зубаста
И лёд с нетерпенья грызёт.
Как водится: байки и шутки,
Рыбак не соврет – не рыбак!
Язык почесать хоть минутку
Тут всякий великий мастак.
О прошлой рыбалке, конечно,
О том, какой был тогда клёв,
И как обмывали сердечно
Потом под талу* свой улов.
Здесь дело своё каждый знает,
Сноровисто лунки долбят,
Зря время никто не теряет,
Рыбачить быстрее хотят.
Рыбачат… Одни терпеливо
Удачу желанную ждут.
У лунок сидят молчаливо
И новых долбить не бегут.
Другим не сидится на месте,
Повсюду успеть норовят,
И бегают с места на место,
По делу, без дела, шумят.
Заглянут к тому и другому,
- Смотри-ка, уже и поймал!
У вас тут клюёт понемногу.
У нас клёв куда-то пропал.
И лунки долбить начинают
Под боком у тех рыбаков.
В ответ матюки получают
И грозный замах кулаков.
Вот так мужики и рыбачат:
Кому-то везёт, кому нет.
Сойдутся не раз, посудачат,
Поищут рыбацкий секрет.
Он в блёснах, причина простая,
С умом надо снасть подбирать.
Тогда и клюёт во-о-о-от такая – 
Не хватит руки показать.
В ответ им согласно кивают:
- Но дело ещё и в другом.
Прикорма не дашь, - поучают.
- Не будет и клёва потом.
У третьих – секреты в погоде.
«На ветер» - всё плохо берёт.
«К морозу» - примета в народе, -
Жор славный, любая клюёт.
Всегда бесконечны тут споры.
Пойми их, кто прав, а кто нет,
Порою доходит до ссоры,
Темнеет в глазах белый свет…
* * * *
Но вот на собачках подъехал
Нанаец*. «Батьго»* – всем сказал.
Кругом осмотрелся, отъехал
В сторонку и табором стал.
Потом не спеша себе лунку
Долбил опоздавший рыбак.
«Эй, - крикнул ему кто-то в шутку. –
Песок там, зря долбишь, чудак!»
Но он лишь слегка отмахнулся,
Нехитрые снасти достал,
Спиною ко всем повернулся
И молча помахивать стал.
Не молод уже, престарелый,
Морозом и ветром обдут,
Морщинист, сухой, загорелый.
Неброско одет и обут.
Из лося кожух, рукавицы,
Олочи* повыше колен,
В апуне* из рыжей лисицы
Был этот абориген.
В зубах прокопчённая трубка,
В бородке сосульки из льда.
И надо же – скоро из лунки
Отменного вынул сига*!
Взял в руки, губами коснулся,
Причмокнул, на лёд положил,
К восходу лицом повернулся,
Молитву богам сотворил.
Окончив её, улыбнулся
И трубку свою раскурил.
А тот, что кричал, чертыхнулся
И блёсны с досады сменил.
За первым он тут же второго
Такого сига подцепил.
Попрыгал, погрелся немного
И снова блесну опустил.
Помашет – и видят другие:
Блеснул снова сиг серебром.
И слышно в минуты такие,
Как охают только кругом.
Ещё бы! Не могут на это
Глаза равнодушно смотреть.
Рыбацкая гордость задета,
А это – как тяжко болеть…
Нет, вынести пытку такую
Не в силах душа рыбака.
И долбит он лунку другую
С надеждой, наверняка…
* * * * *
К полудню рыбалка клонится, -
Короток декабрьский день.
Позёмка сорвалась, змеится,
Длиннее везде стала тень.
И тут приключение сталось:
- Кой! Кой!* – нанай закричал. –
Ребята! Мне что-то попалось,
Скорее беги, помогай!
Махалки на лёд побросали,
На помощь к нанайцу бегут,
Одни расширять лунку стали,
Другие с подсаками ждут.
Советы кругом, ахи, охи…
Смешались в один общий гам.
Завистников громкие вздохи:
«Везёт же, да только не нам!»
Когда общий гам прекратился,
Исчезла волнения тень,
На льду изгибался и бился
Пудовый красавец таймень*.
Огромная пасть, краснопёрый,
Он радугой весь отливал.
Рыбак один справился споро,
Обмерял его и сказал:
«Метр с гаком! Вот это удача!
И как ты его зацепил?»
«Уметь надо, как же иначе,
Однако, и больших ловил.»
- А ловишь на блёсны какие?
Секретом своим поделись,
Видать у тебя колдовские, -
В толпе голоса раздались.
- Какие секреты, смотрите, -
Хозяин тайменя сказал. –
Пожалуйста! Надо – берите.
И снасти свои показал.
Секрета и впрямь никакого.
Обычный, с крючками, свинец.
Да тряпочки красной немного
Заделано в каждый конец.
У всех любопытство пропало,
Притих весь народ-острослов.
Охотников спорить не стало,
У всех на виду был улов…
Упрямые после махали,
Как прежде, на лунках своих,
Всё клёва желанного ждали,
И он не обходит таких.
Любители быстрой удачи
Нанайца обсели кругом.
Такие не могут иначе,
Не спится ночами потом…
А что наш герой престарелый?
Рыбачил ещё и поймал.
И взгляд его цепкий и смелый
Спокойно за всем наблюдал.
Потом он неспешно собрался.
На нарту улов уложил,
И… тут же «купец» оказался
Тайменя продать предложил.
Тот молча к нему повернулся,
- Отоли, отоли*, - сказал,
С улыбкою к лунке пригнулся. –
Бери там, - рукой показал.
Подумав немного, добавил:
«Таймень не могу торговать.
Мангму* тебе много оставил,
На лунке сиди – будешь брать.
Сига, если хочешь, то можно,
Хороший, могу уступить, -
Нанаец сказал осторожно, -
А лоча* чем будет платить?»
- Сига, так сига, - согласился. -
Давай, за тайменя сойдёт.
В своём рюкзаке чуть порылся:
«Знай, лоча – не жадный народ!»
«Получишь отменную плату,
Увидишь – не будешь жалеть.
Нет лучше прозябшему брату
Прозябшую душу согреть!»
«Купца» осуждают не строго,
Не смог он сегодня поймать.
И ловит теперь у другого,
Чтоб мог потом всех уверять:
«Рыбалка была, - Во, какая!
И палец большой показал.
Клевала всё больше такая,
А мелочь вообще я не брал.»
Недолго они торговались,
Нашли быстро общий язык,
То долго и громко смеялись,
То говор до шёпота ник.
Здоровья друг другу желая,
Уладив всё между собой,
Пел песни один, уезжая,
Уловом хвалился другой.
* * * * *
Рыбачил рыбак на Амуре
Неброско одет и обут,
Но виделось в щуплой фигуре,
Что был он ХОЗЯИНОМ тут.
Хозяином был настоящим,
На древней земле стариков.
Хозяином был его пращур.
Их корни – в глубинах веков.
Народную мудрость, секреты,
С эйлена* ещё постигал.
Традиции хала*, советы
Всегда и во всём выполнял.
Нанай Позю-Ней* уважает,
С Му-Андури* дружен всегда,
Законы их чтит, соблюдает,
Амбу* – не гневит никогда.
Здесь прожил он долгие годы
И жизни другой не хотел.
Дитя этой дикой природы,
Он вырос здесь и постарел.
Жил просто, открыто и честно,
Свой род на земле продолжал,
В труде и заботах совместно
Со всеми судьбу разделял.
Здесь каждая речка и рёлка*
Знакомы ему с детских лет,
Где белка и соболя сколько,
Где рыбное место, где нет.
Он знает зимою и летом
И знает где, что промышлять.
Не будет бездумно при этом
Вокруг себя всё истреблять.
Охотник, рыбак от рождения,
Он много всего повидал.
Об этом свои вдохновенно
Нехитрые песни слагал.
Они у костра возникают
На долгой таёжной тропе,
То лёгкой волною гуляют
По этой великой реке.
Такой он, хозяин Амура
Из древнего рода Самар*,
Простой, без лукавства натура,
По имени Киле Пассар.

* Примечания:

1. Тала – кушанье из свежей, мороженой рыбы, строганной с луком, перцем. чесноком и другими специями; добавляют уксус.

2. Нанаец (нанай) – старое название «гольд». Народ, живущий гл. образом по берегам нижнего Амура.

3. Батьго – искаженное от «бачигоапу» (нанайск.) – здравствуйте.

4. Олочи – обувь из кожи зверя, мехом внутрь.

5. Апун – шапка.

6. Сиг – рыба сем. лососевых, бело-серебристого цвета, водится в реках Сибири и Дальнего Востока, достигает до 7-10 кг. веса.

alt
7. Кой! – крик о помощи.

8. Таймень – рыба сем. лососевых, водится в реках Сибири и Дальнего Востока, достигает 30-40 кг. веса.

alt
9. Отоли (нанайск.) – понял, понимаю.

10. Мангму – нанайское название реки Амур.

11. Лоча (нанайск.) – русский, украинец и т.д.

12. Эйлен (нанайск.) – нанайский праздник первой добычи на рыбалке или охоте. Особенно это относится к первому успеху детей.

13.Хал (нанайск.) – род.

14.Позя-Нэй (нанайск.) – бог охотничьего племени, хозяин всей тайги.

15. Му-Андури (нанайск.) – бог воды, покровитель рыбаков, хозяин Амура и других рек.

16. Амбу (нанайск.) – злой дух.

17. Рёлка – небольшая возвышенность, покрытая редкой растительностью, небольшим лесом.

18. Самар – один из нанайских родов.


Добавлю от себя в качестве иллюстрации - фото тайменя весом в 16 кг., пойманного как раз на Амуре:

alt

Комментировать
Отоли! Правильный потомок хала растёт!
Ну вы блин даете.........в избранное!!! Внук достоин своего деда!!!!!!5+++++++++++++++++++++++++
Комментировать
Надоела реклама?
Поддержите DIRTY — активируйте Ваш золотой аккаунт!