Юрий Иванов

Украина, Киев
0 подписчиков
53 / 0.01
Предпочитаемые сообщества:
finvalboats, fanatik, crucian,
Он с нами с 18.03.2010 г.

Наглая вырубка столетней березовой рощи в с. Волица Житомирской обл.

Наглая вырубка столетней березовой рощи в с. Волица Житомирской обл.

Координаты гугла:
 50° 5'21.72"С
 29° 3'57.38"В

После перетрубации руководящих должностей в лесничестве был дан приказ о вырубке шикарной березовой рощи. Просто огромные березы вырубаются как старые и первосортная древесина сразу же грузится на грузовики и увозится в неизвестном направлении.



Местные жители которых никто не ставил в известность, которые каждый год отдыхают в этой роще, собирают там грибы и тп просто в ужасе! Я лично был в той роще, более прекрасного места не найти. Возле рощи озерцо в котором ловится рыба. Роща граничит с дубовой. Огромные дубы и березы растут там больше сотни лет, а тут кто то просто их уничтожает.

Чтоб было понятно о каких размерах берез идет речь, вод двухлетнее фото ребенка в той самой роще.



Местное лесничество ссылается на плановую вырубку якобы старого ветхого леса, но там ведь здоровые деревья. Техники нагнали столько что кажется будут валить все под чистую. Просим всех кому не безразлична судьба рощи откликнуться и помочь распространением информации о резонансной вырубке.

Источник тут...

развернуть

Украинские мажоры отбирают у народа водоемы и пляжи Украины

Украинские мажоры отбирают у народа водоемы

Для начала закон:

Водный Кодекс Украины

Статья 6. Собственность на воды (водные объекты).
Воды (водные объекты) являются исключительно собственностью народа Украины и предоставляются только в пользование.
Народ Украины осуществляет право собственности на воды (водные объекты) через Верховную Раду Украины, Верховную Раду Автономной Республики Крым и местные Совета.
Отдельные полномочия относительно распоряжения водами (водными объектами) могут предоставляться соответствующим органам государственной исполнительной власти.

Статья 85. Пользование землями водного фонда.
Порядок предоставления земель водного фонда в пользование и прекращение права пользования ими устанавливается земельным законодательством. В постоянное пользование земли водного фонда предоставляются водохозяйственным специализированным организациям, другим предприятиям, учреждениям и организациям, в которых созданы специализированные службы по уходу за водными объектами, прибрежными защитными полосами, полосами отвода, береговыми полосами водных путей, гидротехническими сооружениями и поддержанию их в надлежащем состоянии.
Во временное пользование по согласованию с постоянными пользователями земельные участки прибрежных защитных полос, полос отвода и береговых полос водных путей могут предоставляться предприятиям, учреждениям, организациям, объединением граждан, религиозным организациям, гражданам Украины, иностранным юридическим и физический лицам для сенокошения, рыбохозяйственных нужд, культурно-оздоровительных, рекреационных, спортивных и туристических целей, а также для проведения научно-исследовательских работ.
Пользование этими участками в указанных целях осуществляется с учетом требований относительно охраны речек и водоемов от загрязнения, засорение и заиление, а также с соблюдением правил архитектуры планирования пригородных зон и санитарных требований в порядке, который устанавливается Кабинетом Министров Украины.

Статья 88. Прибрежные защитные полосы.
С целью охраны поверхностных водных объектов от загрязнения и засорение и сохранение их водности вдоль речек, морей и вокруг озер, водохранилищ и других водоемов в пределах водоохранных зон выделяются земельные участки под прибрежные защитные полосы.
Прибрежные защитные полосы устанавливаются по оба берега речек и вокруг водоемов вдоль линии воды (в определенный период) шириной:
для малых речек, ручьев и ручейков, а также прудов площадью меньше 3 гектаров - 25 метров;
для средних речек, водохранилищ на них, водоемов, а также прудов площадью свыше 3 гектаров - 50 метров;
для больших речек, водохранилищ на них и озер - 100 метров
Если крутизна склонов превышает три градуса, минимальная ширина прибрежной защитной полосы удваивается.
В пределах существующих населенных пунктов прибрежная защитная полоса устанавливается с учетом конкретных условий, которые сложились.
Вдоль морей и вокруг морских заливов и лиманов выделяется прибрежная защитная полоса шириной не меньше двух километров от линии воды.

Статья 89. Ограничение хозяйственной деятельности в прибрежных защитных полосах вдоль речек, вокруг водоемов и на островах.
Прибрежные защитные полосы являются природоохранной территорией с режимом ограниченной хозяйственной деятельности.
В прибрежных защитных полосах вдоль речек, вокруг водоемов и на островах запрещается:

  1. разорение земель (кроме подготовки почвы для защелочения и облеснение), а также садоводство и городничество;
  2. хранение и применение пестицидов и удобрений;
  3. устройство пожилых лагерей для скота;
  4. строительство любых сооружений (кроме гидротехнических, гидрометрических и линейных), в том числе баз отдыха, дач, гаражей и стоянок автомобилей;
  5. мытье и обслуживание транспортных средств и техники;
  6. устройство свалок мусора, гноехранилищ, накопителей редких и твердых отходов производства, кладбищ, скотомогильников, полей фильтрации и т.п..

Объекты, которые находятся в прибрежной защитной полосе, могут эксплуатироваться, если при этом не нарушается ее режим.
Не пригодные для эксплуатации сооружения, а также, не соответствующие установленным режимам хозяйствования, подлежат вынесению из прибрежных защитных полос.

Глава 23. Ответственность за нарушение водного законодательства.

Статья 110. Ответственность за нарушение водного законодательства.
Нарушение водного законодательства влечет за собой дисциплинарную, административную, гражданско-правовую или уголовную ответственность согласно законодательству Украины.
Водопользователи освобождаются от ответственности за нарушение водного законодательства, если они возникли вследствие действия непреодолимых сил природы или военных действий.
Ответственность за нарушение водного законодательства несут лица, виновные в:

  1. самовольном захвате водных объектов;
  2. загрязнении и засорении вод;
  3. нарушении режима хозяйственной деятельности в водоохранных зонах и на землях водного фонда;
  4. разрушении русел рек, ручьев и водотоков или нарушении естественных условий поверхностного стока во время строительства и эксплуатации автодорог, железных дорог и других инженерных коммуникаций;
  5. введении в эксплуатацию предприятий, коммунальных и других объектов без очистительных сооружений или пристроил надлежащей мощности;
  6. несоблюдении условий разрешения или нарушении правил специального водопользования;
  7. самовольном проведении гидротехнических работ (строительство прудов, дамб, каналов, скважин);
  8. нарушении правил ведения государственного учета вод или извращении или внесении недостоверных ведомостей в документы государственной статистической отчетности;
  9. повреждении водохозяйственных и гидрометрических сооружений и пристроил, нарушении правил эксплуатации и установленных режимов их работы;
  10. незаконном создании систем сбрасывания обратных вод в водные объекты, городскую канализационную сеть или сливную канализацию и несанкционированном сбрасывании обратных вод;
  11. использовании земель водного фонда не по назначению;
  12. неуведомлении (утаивании) ведомостей об аварийных ситуациях на водных объектах;
  13. отказу от предоставления (утаивании) проектной документации и выводов относительно качества проектов предприятий, сооружений и других объектов, которые могут влиять на состояние вод, а также актов и выводов комиссий, которые принимали объект в эксплуатацию;
  14. нарушении правил охраны внутренних морских вод и территориального моря от з

    агрязнения и засорение.

    Законодательством Украины может быть установлена ответственность и за другие правонарушения относительно использования и охраны вод и воспроизведение водных ресурсов.

    Статья 111. Возмещение ущерба, причиненного вследствие нарушений водного законодательства.
    Предприятия, учреждения, организации и граждане Украины, а также иностранные юридическое и физический лица и лица без гражданства обязаны возместить убытки, причиненные ими вследствие нарушений водного законодательства, в размерах и порядке, установленных законодательством Украины.
    Возмещение ущерба, причиненного вследствие нарушений водного законодательства, не освобождает виновных от сбора за специальное водопользование, а также от необходимости осуществления мероприятий по ликвидации вредных последствий.
    Привлечение виновных в нарушении водного законодательства к ответственности не освобождает их от обязанности возмещения ущерба, причиненных ими вследствие нарушения водного законодательства.

И тп... Закон полностью...

Итак продолжим, как нам всем известно дачники\мажоры по началу строились в соответствии с законом, но отгораживали общегражданский пляж принадлежащий народу Украины заборами так, что ни один гражданин не мог попасть на отгороженную территорию, хотя имел на то законное право.



Теперь же они на столько тешатся своей безнаказанностью, которая уже порождает порок, что намывают себе целые гектары придонного песка без всяких на то разрешений, меняют русла рек и прибрежные земли под свой лад, или же просто бетонируют береговую линию делая свой дом "висящим" над водой.



И что же нам с вами теперь делать!? Вот в чем вопрос!? Жаловаться? А кому? По сути жаловаться придется тем, кто эти берега и застраивает. Или тем кто на это дает бумаги. Ну или наконец тем, кто должен это дело пресекать. Получается что жаловаться некому, так? Тотальная коррупция и нарушение законодательства в которых погрязли чиновники Украины разных рангов не оставляет надежды на хоть какой то просвет в этой ситуации.

С огромным удовольствием выслушаем ваши предложения и жалобы.

С ув. ukraine-fish

http://ukraine-fish.net/

Любое копирование данного материала приветствуется, даже без указания первоисточника. Давайте вершить правосудие вместе.

развернуть

Изменения приняты, проблемы остались

Изменения приняты, проблемы остались

 

Верховная Рада Украины 21 января 2010 года приняла Закон № 1827-У1 о внесении изменений к Закону Украины «об охотничьем хозяйстве и охоте», к Кодексу Украины «об административных правонарушениях», к Уголовному Кодексу Украины. Как оценивают новшества законодательства охотоведы-практики, что позитивного несут они для охотника и охотничьего хозяйства.

 

Потому,  как долго эти изменения готовились, как принимались и что привнесли, можно судить о развитии охотничьей отрасли на ближайшую перспективу. Однозначно одно: всем кто занят в охотничьем деле, нельзя успокаиваться на достигнутом. Нужно идти дальше и уже сегодня начинать готовить новые изменения. Потому что Закон не идеален и нуждается в постоянном совершенствовании. Бесспорно и то, что темпы, с какими вносятся новшества, не могут не вызывать огорчения всех тех, кому не безразлична судьба охотничьего хозяйства и уровень его ведения. Но все же можно менять к лучшему то, что казалось, уже никогда не изменится!

 

Пожалуй, самым важным из принятых изменений можно считать нововведение в статью 30 Закона Украины «об охотничьем хозяйстве и охоте» о том, что пользователи охотничьих угодий имеют право «на відшкодування збитків від порушників правил полювання за добуті незаконним шляхом тварини» и в статью 43: «Кошти, за відшкодування збитків, завданих внаслідок порушення законодавства у галузі ведення мисливського господарства та полювання, зараховуються на рахунок користувача мисливських угідь, якому заподіяні збитки».

Наряду с повышением штрафов за нарушение правил охоты (минимальный штраф теперь составляет 1020 грн.), а немногим раннее и исков за незаконное добывание диких животных, эта норма, несомненно, позволит значительно улучшить охрану угодий от браконьерства. Правда действовать она будет только там, где охотничьим хозяйством занимаются серьезно, и у угодий есть настоящий хозяин. Действительно, теперь в борьбе с браконьерством есть логика. Пользователь охотничьих угодий – главное заинтересованное лицо в обилии дичи. И то, что он вырастил, а у него украли, должно быть возмещено.

Не следует при этом думать, что вот сейчас пользователи охотничьих угодий начнут «грести деньги лопатой». Охрана угодий и борьба с браконьерством по-прежнему остаются самой затратной статьей охотничьих хозяйств. Работа эта опасная и неблагодарная. И поверьте, пользователи охотничьих угодий больше всего хотели бы заниматься работой созидательной, нежели гоняться за браконьерами. Но теперь эта работа не бесполезная.

 

 Небольшое, но важное изменение в статье 18 – предоставление пользователям охотничьих угодий права самостоятельно устанавливать стоимость отстрелочных карточек – снимает излишнюю опеку охотничьих хозяйств со стороны некомпетентных в этих вопросах органов.

 

Не менее важное и долгожданное изменение в статье 19 «Сроки охоты». Новая формулировка последнего абзаца статьи 19 выглядит теперь так: «Строки полювання (конкретна дата відкриття та закриття полювання на певний вид мисливських тварин, дні полювання протягом тижня) та порядок його здійснення, а також норма добування мисливських тварин визначаються користувачем мисливських угідь у межах строків, визначених цим Законом, за погодженням з відповідним територіальним органом спеціально уповноваженого центрального органу виконавчої влади з питань охорони навколишнього природного середовища та доводяться користувачами мисливських угідь до відома громадськості».

За эту норму пользователи охотничьих угодий сражались на протяжении многих лет, убеждая чиновников разного уровня, что здесь дело не в контроле, а в своевременности открытия охоты. Однако напряжение в вопросе своевременного открытия охоты остается.  Во-первых, по причине согласования с «відповідним територіальним органом спеціально уповноваженого центрального органу виконавчої влади з питань охорони навколишнього природного середовища». На наш взгляд написание приказа об открытии охоты в рамках Закона – это технический вопрос, который пользователь охотничьих угодий может и должен решать самостоятельно либо согласовывать его с областным управлением лесного и охотничьего хозяйства. Это более логично для проведения единой охотничьей политики в области.

Во-вторых, по-прежнему продолжается битва с «невидимым врагом» за лимиты, точнее за своевременность их утверждения и получения лицензий. Эта проблема была бы решена, если бы в Законе было записано: «утвержденные лимиты добывания доводятся до пользователей охотничьих угодий до 1 апреля». А также: «чиновники специально уполномоченных органов…, несут ответственность за допущенное по их вине несвоевременное открытие охоты, несвоевременное доведение лимитов добывания, несвоевременное оформление (выдачу) соответствующих разрешений и возмещают пользователям охотничьих угодий причиненный им вред в размере недополученной выгоды».

 

Справедливости ради следует отметить, что зачастую сами пользователи охотничьих угодий являются виновниками задержки проведения учетов и своевременного утверждения лимитов. Однако из-за нерадивых хозяев не должны страдать другие пользователи. Здесь есть над чем поработать обеим сторонам. Однако если говорить о контроле, то следует сказать следующее. То ли из-за экономии средств, то ли еще по какой причине, но все чаще экологический контроль совмещается с наиболее важными и неотложными охотхозяйственными мероприятиями. Хочу показать несовместимость такого совмещения на примере Кагарлыкского охотничьего хозяйства.

Каждый год, в январе, невзирая на многочисленные праздники, не ожидая указаний сверху, работники хозяйства начинают учетные работы. Что для нас важно? Конечно же, наличие свежей суточной пороши. Надо отметить, что последние семь-восемь лет (не считая нынешней зимы) идеальная для учетов погода – большая редкость. Кто серьезно относится к учетным  работам, подтвердит это.  За январь-февраль бывает лишь несколько дней с благоприятными погодными условиями, и их нельзя упустить. Не вдаваясь в тонкости работ, хочу отметить, что угодья каждого охотничьего хозяйства имеют свою специфику, которую нужно учитывать при выборе способа учета. Однако ошибочно полагать, что учетные работы – это всегда и везде проведение загонов с привлечением большого количества загонщиков и учетчиков.  Учитывая специфику наших полевых угодий, разделенные балками, мы на протяжении месяца проводим учеты по урочищам, охватывая практически всю площадь стаций обитания животных. Учитывая следы животных, дополняя данные визуальными наблюдениями егерей, получаем данные о численности, приближенные к абсолютным. При этом обходимся без прогонов и зверя не беспокоим. Гонять зверя после двух месяцев загонных охот, а тем более беспокоить животных в такую зиму, какая сложилась в этом году - недопустимо.

В этом году каждому пользователю охотничьих угодий области был доведен так называемый «Графік закріплення за спеціалістами Державного управління охорони навколишнього природного середовища та за районними мисливствознавцями, мисливських господарств Київської області, для прийняття участі в проведенні обліку мисливських тварин в січні-лютому місяці 2010 року». Дату приезда инспекторов госуправления нужно было согласовать по телефону. При всех благих намерениях экологов, 3 специалиста не могут качественно участвовать в учетах по всей области.

Говоря об этом, я ничего не имею против конкретных лиц. В назначенное время, 6 (!) марта 2010 года, невзирая на не совсем подходящие погодные условия, мы с инспекторами госуправления объехали угодья, видели много зверя, следов обитания, наличие кормовых мест. Взаимопонимание было найдено, материалы согласованы. Подчеркиваю, мы не против контроля, но мы не хотим, чтобы такая важная работа, как проведение учета охотничьей фауны или подготовка к открытию охоты, сводилась бы к формальному подписанию документов у контролирующего лица. Подобную практику контроля нужно менять и незамедлительно.

 

Но, вернемся к Закону. Не хотелось бы говорить о том, что в нем есть и ошибки и противоречия. Для пользы дела лучше сказать о том, что не принято, но назрело и требует своего решения. Вообще складывается впечатление, что авторы изменений в своей логике ориентируются на плохие охотничьи хозяйства и идут по пути «зарегулирования». А надо бы наоборот. Нужно бы подумать,  что такого дать хорошему охотничьему хозяйству, чтобы оно стало еще лучше, еще богаче? И если эти изменения принесут пользу хотя бы одному охотничьему хозяйству, пользы от этого будет намного больше.

 

Наверное, нужно добиваться возвращения права охотничьим хозяйствам принимать охотников-интуристов напрямую, без посредников. Конечно, если мы хотим увеличить поток иностранных туристов,  поднять экономику охотничьих хозяйств и престиж Украины. И хотя статья 13 (старая редакция) и статья 30 (новая редакция) Закона «об охотничьем хозяйстве и охоте» разрешают пользователю охотничьих угодий проводить охоты для иностранных охотников путем заключения с ними соответствующих договоров, на самом деле это противоречит Закону Украины «О туризме». Поскольку охотников-интуристов хозяйство может принимать только через фирму-туроператора.

 

А вот вопрос весенней охоты по перу, наверное, один из самых назревших, и право на эту охоту нужно завоевывать. Я более чем уверен, что весенняя охота на Украине будет. Вот только добиться этого будет нелегко. И не только потому, что у весенней охоты есть множество противников. Сложность в том, что даже в охотничьих рядах нет единого взгляда на проблему. Даже начальник управления охотничьего хозяйства Госкомлеса Украины Шадура Н.В. в числе противников весенней охоты. Он считает, что (цитату из интервью журнала «Охотник» привожу дословно) «сегодня наше общество еще не готово к весенней охоте. Под видом охоты на гуся будут стрелять все, что попадется. Опять же потому, что контролировать некому. Пока угодья не будут иметь рачительного хозяина, то есть, пока не будет у нас в стране 5-6 тысяч охотпользователей, охранять такие угодья невозможно. Пока в УООРе будет 70% ничейных угодий, вопрос о проведении весенней охоты поднимать нельзя – это будет сплошное браконьерство». Следуя логике Николая Васильевича, можно смело утверждать, что во время проведения летней охоты по перу (одна из самых массовых охот) у нас творится сплошное браконьерство. Это не только ошибочное, но и вредное утверждение. Ведь речь идет о многочисленной армии охотников.

Говоря о весенней охоте по перу, речь должна идти именно о строго контролируемой индивидуальной охоте, в сопровождении егерей хозяйств, которым будет такая охота позволена. Безусловно, нужно четко разграничить виды весенней охоты. Это может быть охота на пролетного гуся, на селезня кряквы, вальдшнепа. А такие чудесные объекты весенней охоты как тетерев или глухарь. Не потому ли они в Красной Книге Украины, что охота на них закрыта?  В разных хозяйствах могут быть те или иные виды охот. В одних можно охотиться на гусей на полях, в местах их кормежки или отдыха, используя профиля или корпусные чучела. Надо сказать, что эта охота вообще не наносит ущерба фауне Украины.  В других - на внутренних водоемах с подсадной уткой на селезня кряквы. С биологической точки зрения можно добавить, что избыток селезней кряквы мешает нормальному воспроизводству поголовья этого вида уток. И с практической  точки зрения можно сказать, что на пути пролета гусей на них охотятся все страны до и после Украины. Подход к каждому охотничьему хозяйству должен быть строго индивидуальным. Вот здесь, пожалуй, контроль со стороны экологических служб, как никогда уместен.

Не на последнем месте должна быть и финансовая сторона вопроса – весенняя охота могла бы сократить период так называемого «межсезонья» и быть существенным финансовым подспорьем для отдельных охотничьих хозяйств. Охотников, желающих платить деньги за хорошее егерское обслуживание и правильную организацию охоты, у нас достаточно. Не все же хотят заниматься «партизанщиной», прикрываясь спецразрешениями на диагностический отстрел. Вот и едут охотники в Белоруссию и Россию.

Вопрос о весенней охоте нужно не только поднимать, его нужно решать, а не ждать пока УООР имеет 70% угодий. Весенняя охота имеет право на существование и не должна уйти в небытие. Сегодня лишь единицы борются за право весенней охоты, но с ее открытием сотни охотничьих хозяйств будут бороться за численность дичи!

 

Еще одно новшество нельзя оставить без внимания. Приказом Госкомлеса Украины от 28.09.09 №243 с 1 февраля 2010 года увеличена цена лицензий на добывание диких животных. Теперь лицензия на кабана вместо 60 грн. будет стоить 200, а на косулю вместо 30 – 100 грн. Считаем это решение ошибочным. Во-первых, это ослабит экономику охотничьих хозяйств, в первую очередь передовых, где добывается много копытных зверей. Поскольку стоимость охоты складывается из трех составляющих – цены лицензии, услуг и трофея, хозяйства вынуждены либо повысить стоимость охоты (что в период экономического кризиса нежелательно), либо себе в ущерб снизить стоимость услуг. К примеру, если в 2009 году Кагарлыкское хозяйство за лицензии заплатило 7420 грн. (1,8% от общих затрат), то в 2010 году при лимите 80 кабанов и 76 косуль заплатит 23600 грн. (8,5% от общих затрат). Это больше, чем планируется выручить за егерские услуги (22300 грн.).

Другим негативным последствием повышения цен на лицензии, на наш взгляд, может стать искусственное занижение лимитов и припрятывание отдельными хозяйствами настоящих показателей добывания. И показатели о добывании по Украине будут еще хуже.

И уж вовсе несправедливым и нелогичным выглядит приобретение дополнительных лицензий по этим ценам.

 

К числу назревших, требующих своего решения следует отнести вопросы взаимоотношений пользователей охотничьих угодий и землепользователей, установление ответственности последних за поджоги сухой растительности и неправильное применение удобрений и ядохимикатов и т.д. Хотелось бы, чтобы норма возмещения ущерба, причиненного охотничьему хозяйству,  распространялась бы не только на незаконную охоту, но и на другие виды уничтожения полезной фауны.

 

И в заключение, еще раз хочу вернуться к проблеме борьбы с браконьерством. Это хорошо, что увеличен размер штрафов за незаконную охоту. Иски за незаконное добывание животных также весьма ощутимы. В Уголовном Кодексе Украины появилась норма «существенный ущерб». Но вот совсем недавний случай, произошедший в угодьях ГПОХ «Кагарлыкское» заставляет задуматься: все ли нашим обществом сделано для борьбы с этим социальным злом.

 

5 марта 2010 года в вечернее время, когда уже звери выходят к подкормочным площадкам, над угодьями Кагарлыкского государственного охотничьего хозяйства раздался рев мотора мотодельтаплана, а затем град выстрелов...

Вообще нынешней зимой значительно добавилось хлопот охотничьим хозяйствам. Нужно развозить корма, когда никакая самая проходимая сухопутная техника не идет. Однако нужно помочь диким зверям сконцентрироваться в наиболее безопасных местах и обеспечить им доступ к кормам с наименьшим радиусом передвижения. Нужно закупить еще кукурузы, поскольку запасы, предусмотренные для нормальной зимы, уже исчерпаны, а цена ее приблизилась к полутора тысячам за тонну. Нужно за день в холодном боксе поменять коробку передач в УАЗе, не говоря уже о мелком ремонте, что ж, не выдерживает техника. И еще много чего нужно.

Но борьба с браконьерством остается работой самой ответственной. Охотоведы, егеря, общественники снимают петли, гоняются за браконьерами, иногда их ловят, а когда нет, то все равно предотвращают гибель животных. Знаете, в такую суровую зиму, когда животные передвигаются с трудом, до крови режут ноги, страдают от переохлаждения и бескормицы, браконьеры напоминают мне мародеров во время стихийного бедствия. И отношение общества к ним должно быть как к мародерам.

Итак, егерь, находившийся на охране, насчитал не менее 50-ти выстрелов в местах наибольшей концентрации копытных на пути следования летательного аппарата. Немедленно были подняты все егеря хозяйства, которые во главе с директором и охотоведом в сопровождении работников милиции прибыли на место чрезвычайного происшествия.

Получив сообщение, мы уже знали (догадывались) чьих рук это дело. Не так уж много у нас в районе владельцев мотодельтапланов. Мы не ошиблись. Прошло совсем немного времени и в районе «охоты» появились два джипа. В ту ночь обошлось без гонок и преследования. Нас заметили, и «летчик», он же владелец мотодельтаплана, он же владелец Тойоты-Тундры госномер АІ 7479 АІ житель Обуховского района Довбыш Вячеслав сам подошел к нам. Разговора не получилось. «Летал?», «Да, летал?», «Стрелял?», «Нет, не стрелял». Обе стороны прекрасно понимали, что пока нет улик, разговаривать не о чем, тем более предъявлять претензии. Так и разъехались, каждый при своих  интересах: нам найти, а им скрыть улики чудовищного браконьерства, найти добытого зверя. То, что зверь добыт, мы не сомневались. Мы не знали только где и сколько. Они это знали, но наше присутствие не позволяло им забрать добычу.

Бесспорно было лишь то, что хозяйству нанесен серьезный ущерб. В такое тяжелое для зверей время на одной подкормочной площадке может одновременно находиться 30 и больше голов косуль и кабанов. Развозя корма, егеря стараются вести себя тихо, лишний раз не хлопнуть дверцей. Мы знаем, что зверь стоит рядом и ждет кормов. Даже по лисице или вороне егерь не выстрелит в районе подкормки. Любой фактор беспокойства может нанести вред животным. Убегая, зверь может сломать ноги или порвать связки на насте и гололеде. А если зверей сильно побеспокоить, они вынуждены искать новые места кормежки, а свиноматки на последних днях беременности – новые гнездовые участки.

Той ночью мы обнаружили кровавый след кабана. Наутро, 6 марта началась метель, и дальнейшие поиски результата не дали.

Я назвал имя человека, но браконьером его назвать не могу, пока не найдены улики. Но сам факт варварского вторжения в природную среду, факт нанесенного ущерба, о величине которого можно только догадываться, не может оставаться не замеченным и безнаказанным. Поэтому материалы нами направлены в прокуратуру.

Кстати, случаи охоты «с воздуха» не такая уже и редкость. В 2000 году на территории госохотхозяйства Кагарлыкское с вертолета отстреляны два кабана. 19 декабря 2008 года здесь же средь бела дня с вертолета без опознавательных знаков была отстреляна косуля. Виновные не найдены и не наказаны. Кто поверит, что в развитой стране спецорганы  не могут «вычислить» браконьерский вертолет? Или у нас вертолетов этих как трамваев? А может страна наша не такая уж и развитая? И с какой планеты эти люди?

В охотоведении принято считать естественный отход поголовья диких животных в суровую зиму порядка 10%. При этом погибают, как правило, самые слабые особи. В случае, описанном выше, в любом случае браконьерской охоты, погибают сильные и здоровые животные. И самая суровая зима здесь, что называется, «отдыхает».

Работая много лет в охотничьем хозяйстве, всегда полагал, что их (браконьеров) дело убегать, а наше – догонять. Но приведенные примеры это не просто браконьерство, это пример болезни нации, вседозволенности и безнаказанности. И без серьезного отношения государства к этой социальной проблеме, без широкой общественной поддержки эту болезнь не вылечить.

 

 

Биолог-охотовед,
директор государственного предприятия «охотничье хозяйство «Кагарлыкское»

 

 

А.Исаев

Источник...

развернуть

ОСТОРОЖНО, ИНОПЛАНЕТЯНЕ!

ОСТОРОЖНО, ИНОПЛАНЕТЯНЕ!

 

Да уж и зима выдалась в этом году. И  хотя раньше, в недалеком прошлом, такие зимы были нормальным явлением, сегодня это чуть ли не стихийное бедствие. Значительно добавилось хлопот и охотничьим хозяйствам. Нужно развозить корма, когда никакая самая проходимая сухопутная техника не идет. Однако нужно помочь диким зверям сконцентрироваться в наиболее безопасных местах и обеспечить им доступ к кормам с наименьшим радиусом передвижения. Нужно закупить еще кукурузы, поскольку запасы, предусмотренные для нормальной зимы, уже исчерпаны, а цена ее приблизилась к полутора тысячам за тонну. Нужно за день в холодном боксе поменять коробку передач в УАЗе, не говоря уже о мелком ремонте, что ж, не выдерживает техника. Еще нужно…

Уверен, что многие охотоведы, читая эти строки, подумали: ну что же это коллега не говорит о самом главном, что в такую зиму нужно, об охране. Вот именно об этом я и хочу поговорить. И не только поговорить. Мое обращение к Президенту Украины Виктору Федоровичу Януковичу (слава Богу, теперь к президенту по поводу охоты можно обращаться!), мое обращение к новому Кабинету Министров Украины, к Генеральной Прокуратуре Украины, к руководству родного ведомства – Госкомлеса Украины, ко всей общественности Украины.

Конечно же, охрана фауны от браконьеров в такую зиму для охотничьих хозяйств работа самая главная и ответственная, а с недавнего времени и небесполезная (в смысле ужесточения наказания и возмещения ущерба, нанесенного охотпользователю).  Поэтому, пользуясь случаем своего обращения, хочу сказать спасибо всем, кто был причастен к новшествам в охотничьем законодательстве.

Конечно же, охотоведы, егеря, общественники снимают петли, гоняются за браконьерами, иногда их ловят, а когда нет, то все равно предотвращают гибель животных. Однако большая часть случаев незаконных и губительных охот остается нераскрытой и безнаказанной. Знаете, в такую суровую зиму, когда животные передвигаются с трудом, до крови режут ноги, страдают от переохлаждения и бескормицы, браконьеры напоминают мне мародеров во время стихийного бедствия. И отношение общества к ним должно быть как к мародерам.

5 марта 2010 года в вечернее время, когда уже звери выходят к подкормочным площадкам, над угодьями Кагарлыкского государственного охотничьего хозяйства раздался рев мотора мотодельтаплана, а затем град выстрелов. Егерь, находившийся на охране, насчитал не менее 50-ти выстрелов в местах наибольшей концентрации копытных на пути следования НЛО. Немедленно были подняты все егеря хозяйства, которые во главе с директором и охотоведом в сопровождении работников милиции прибыли на место чрезвычайного происшествия.

Получив сообщение, мы уже знали (догадывались) чьих рук это дело. Не так уж много у нас в районе владельцев мотодельтапланов. Мы не ошиблись. Прошло совсем немного времени и в районе «охоты» появились два джипа. В ту ночь обошлось без гонок и преследования. Нас заметили, и «летчик», он же владелец мотодельтаплана, он же владелец Тойоты-Тундры госномер АІ 7479 АІ житель Обуховского района Довбыш Вячеслав сам подошел к нам. Разговора не получилось. «Летал?», «Да, летал?», «Стрелял?», «Нет, не стрелял». Обе стороны прекрасно понимали, что пока нет улик, разговаривать не о чем, тем более предъявлять претензии. Так и разъехались, каждый при своих  интересах: нам найти, а им скрыть улики чудовищного браконьерства, найти добытого зверя. То, что зверь добыт, мы не сомневались. Мы не знали только где и сколько. Они это знали, но наше присутствие не позволяло им забрать добычу.

Бесспорно было лишь то, что хозяйству нанесен огромный ущерб. В такое тяжелое для зверей время на одной подкормочной площадке может одновременно находиться 30 и больше голов косуль и кабанов. Развозя корма, егеря стараются вести себя тихо, лишний раз не хлопнуть дверцей. Мы знаем, что зверь стоит рядом и ждет кормов. Даже по лисице или вороне егерь не выстрелит в районе подкормки. Любой фактор беспокойства может нанести вред животным. Убегая, зверь может сломать ноги или порвать связки на насте и гололеде. А если зверей сильно побеспокоить, они вынуждены искать новые места кормежки, а свиноматки на последних днях беременности – новые гнездовые участки.

Той ночью мы обнаружили несколько кровавых следов кабанов и косуль. Наутро, 6 марта началась метель, и дальнейшие поиски результата не дали.

Я назвал имя человека, но браконьером его назвать не могу, пока не найдены улики. Надеюсь, что мы их найдем. Но сам факт варварского вторжения в природную среду, факт нанесенного ущерба, о величине которого можно только догадываться, не может оставаться не замеченным и безнаказанным. Иначе подобное чрезвычайное происшествие вскоре превратится в происшествие обычное.

Кстати, случаи охоты «с воздуха» не такая уже и редкость. В 2000 году на территории госохотхозяйства Кагарлыкское с вертолета отстреляны два кабана. 19 декабря 2008 года здесь же средь бела дня с вертолета без опознавательных знаков была отстреляна косуля. Виновные не найдены и не наказаны. Кто поверит, что в развитой стране спецорганы  не могут «вычислить» браконьерский вертолет? Или у нас вертолетов этих как трамваев? А может страна наша не такая уж и развитая? И с какой планеты эти люди?

В охотоведении принято считать естественный отход поголовья диких животных в суровую зиму порядка 10%. При этом погибают, как правило, самые слабые особи. В случае, описанном выше, в любом случае браконьерской охоты, погибают сильные и здоровые животные. И самая суровая зима здесь, что называется, «отдыхает».

Работая много лет в охотничьем хозяйстве, всегда полагал, что их (браконьеров) дело убегать, а наше – догонять. Но приведенные примеры это не просто браконьерство, это пример болезни нации, вседозволенности и безнаказанности. И без серьезного отношения государства к этой социальной проблеме, без широкой общественной поддержки эту болезнь не вылечить.

Именно поэтому я предаю огласке этот вопиющий случай, в надежде, что буду услышан, а государство и общество найдут средство для излечения. Иначе в суете политических войн мы проиграем самое главное свое сражение за духовное здоровье нации.

Биолог-охотовед,
директор государственного предприятия «охотничье хозяйство «Кагарлыкское»

А.Исаев

Источник...

развернуть

Браконьерство непобедимо

Браконьерство непобедимо

Источник...

ПРЕДЫСТОРИЯ
Давно это было, когда мне, девятикласснику, отец прислал справочник СССР для поступающих в ВУЗы и подчеркнул в нем красным карандашом: «Кировский сельскохозяйственный институт, факультет охотоведения». Все! Для меня нет других институтов, других факультетов. И хотя и с третьей попытки, но поступил! Чудесное то было время, время романтики. Пять лучших студенческих лет жизни среди увлеченных одной страстью молодых людей. Получение знаний от корифеев охотничьего дела. Производственные практики на далеких Командорских островах. И, конечно же, планы работы в охотничьем хозяйстве.
Но судьба распорядилась так, что не в охотничье хозяйство, а сразу в главный охотничий орган Украины! Рядовой, старший, главный охотовед Главохоты — почти 10 лет увлеченного, но незаметного труда.
И, наконец, вот она возможность реализовать себя как охотоведа на практике — с 1991 года я — директор небольшого государственного охотничьего хозяйства «Белоозерское» в Киевской области. Еще 10 лет упорного, кропотливого, зачастую без выходных и отпусков, труда, главная награда за который — обилие и многообразие дичи, результативность охот и множество благодарных посетителей. Не мне давать оценку хозяйству, оставлю это на суд охотников. Однако история этого хозяйства — отдельная история…
Говорят, что раз в 10 лет даже мебель в квартире надо переставлять. И стоит ли удивляться, что судьба с той же цикличностью, делает в жизни каждого человека такие зигзаги.
С октября 2002 года — новое хозяйство, новый прилив сил, новые идеи…

ОТСТУПЛЕНИЕ О ГЛАВНОМ
Все охотничьи хозяйства, независимо от формы организации и принадлежности, объединяет одно общее — их благосостояние зависит от наличия охотничьих ресурсов. Другими словами, есть дичь — есть охотничье хозяйство, и чем больше дичи, тем богаче хозяйство.
Что нужно для успешного ведения охотничьего хозяйства?
Во-первых, среда обитания для диких животных. В целом природно-климатические условия Украины идеальные для разведения дичи. А, учитывая биологию охотничьей фауны, можно смело утверждать, что наши угодья позволяют иметь дичи в десятки, а то и сотни раз больше, чем мы имеем сегодня.
Во-вторых, в густонаселенной республике с высокой степенью урбанизации даже в самых благоприятных угодьях не может быть много дичи без усилий специалистов охотничьего дела. Богатое охотничье хозяйство — это не манна небесная, а результат огромного труда охотоведов и егерей. Главное — это человеческий фактор, умение организовать дело.
Так почему же даже самые хорошие охотничьи хозяйства Украины бедны? И хотя на этот вопрос нельзя дать однозначного ответа, одной из главных причин является БРАКОНЬЕРСТВО. Эта больная тема не только замалчивается, но и стала нормой, более того — оценкой деятельности охотничьего хозяйства, о работе которого судят по количеству составленных протоколов.
Поскольку статистика не ведет (и не может вести) учета всех случаев незаконной охоты (учитывается только количество составленных протоколов, большая же часть случаев не выявляется), о величине ущерба можно судить по «успехам» охотничьей отрасли Украины в сравнении с передовым охотничьим хозяйством мира.
Для примера возьмем Венгрию с площадью охотничьих угодий вдесятеро меньшей, чем в Украине (4,7 млн. га против 47 млн. га). Так выглядит годовая добыча основных охотничьих видов, голов: (данные 2003 г.)
Доходы от иностранного охотничьего туризма в Венгрии — порядка 30 миллионов долларов, от охоты внутренней — свыше 8 миллионов долларов, а всего доходы от охотничьего хозяйства составили свыше 71 миллиона долларов (Украина — 3 миллиона долларов). Комментарии, как говорится, излишни.
Ущерб, причиняемый браконьерами охотничьему хозяйству Украины огромен. Но я хочу показать эту проблему в ином, социальном ракурсе: как государство относится к этой проблеме, и во что упирается тот самый «человеческий фактор» на пути достижения цели — построение высокоорганизованного, богатого охотничьего хозяйства.
Спросите у любого работника охотничьего хозяйства: нужно ли бороться с браконьерством? Ответ будет однозначным: конечно, нужно. А теперь спросим: кому и для чего это нужно? И вот здесь, как ни странно, однозначного ответа нет. Более того, смею утверждать, что эта работа вообще ненужная, поскольку она не созидательная. Парадокс: работа ненужная, но мы вынуждены ею заниматься. Не менее 70% сил, средств и времени отдельно взятого охотничьего хозяйства уходит на борьбу с браконьерством! Сколько полезного можно было бы создать, направь эти силы и средства на созидание!
Однако, сегодняшнее природоохранное и правовое Законодательство Украины не позволяет вести эту борьбу, более того, оно является «охранной грамотой» для всякого рода губителей охотничьих животных. Демократизация нашего общества усложнила процедуру задержания нарушителей, их досмотра. В ряде случаев, вызванная на помощь работникам охотничьего хозяйства милиция, демонстрирует еще большую беспомощность и отсутствие своих прав.  Работников охотничьей отрасли полностью лишили экономической заинтересованности бороться с браконьерством. Причиненный ущерб хозяйству не компенсируется. Величина штрафа и исков ниже стоимости официальной охоты на тот или иной вид зверя. Нет механизма принудительного взыскания. Канула в лету такая действенная мера наказания, как конфискация охотничьего оружия за грубые нарушения. Органы лесного хозяйства, осуществляющие надзор за соблюдением правил охоты, лишены права рассматривать случаи грубого нарушения, а суды рассматривают такие случаи «на конвейере», не вникая в суть дела, более того они зачастую на стороне правонарушителей.
Безнаказанность браконьеров толкает их на новые «подвиги» и они каждую ночь колесят по угодьям, уничтожая дичь. Осталось дождаться, когда браконьеры начнут отстреливать егерей.
Вот и вынуждены руководители охотхозяйств искать свои методы борьбы с этим социальным злом. Следует признать, что не всегда эти методы вкладываются в рамки действующего ныне законодательства. Но, поверьте, цель благородная — сохранить и приумножить фауну. И «корысть» здесь одна — вырастить и выгодно продать свой «урожай», чтобы вовремя получать и выплачивать зарплату, чтобы хозяйство было востребовано.
ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ
…Придя на работу в госохотхозяйство «Кагарлыкское», я понимал, что очередного 10-летнего цикла у меня может не быть. А, зная «слабое место» охотничьего хозяйства, мной была создана специальная группа охраны из числа вновь прибывших молодых ребят, знающих эту проблему не понаслышке и имеющих опыт работы в охотничьем хозяйстве. Основной задачей группы, состоящей из охотоведа и двух старших егерей, была охрана угодий. В их распоряжении был 20-летнего возраста УАЗ, который необходимо постоянно «реанимировать» и возвращать к «жизни».
Мы были уверены, что, обеспечив хорошую охрану, быстрее перейдем к работе созидательной. Но те «завалы», с какими мы столкнулись на пути к своей цели, превзошли все наши предположения.
Только за декабрь месяц 2002 года группой было составлено семь протоколов на нарушителей охотничьего законодательства. Объявленная нами война браконьерам продолжилась и в январе, после закрытия сезона охоты. Задерживались не просто нарушители, а злостные браконьеры, производившие в наших угодьях ночные охоты «из-под фар». Подобные нарушения считаются одними из самых ущербных для охотничьей фауны. Но все браконьеры отделались легким испугом — штраф 85 гривен. А сколько «джипов» сбежало от нашего УАЗа-ветерана?! Сколько пеших «любителей природы» скрылось от глаз наших?!
Часто нам приходилось с сожалением лишь констатировать по следам о проведенных незаконных охотах.
На войне — как на войне, не обходилось и без предательства. Получая информацию от местных «егерьков», браконьеры умудрялись проводить охоты и средь бела дня. Мы тоже меняли тактику, и в день общего собрания в хозяйстве, группа охраны была в угодьях.
Но тогда мы еще не знали, что своими решительными действиями зацепили не просто браконьеров, а их «крышу». Мы не знали, что уже вынашиваются планы о нашей «нейтрализации» и восстановлении «покоя» в угодьях Кагарлыкского госохотхозяйства. Нужен был только повод.
17 января 2003 года во время очередного рейда нами был задержан житель с. Триполье Обуховского района рыбак Л., как выяснилось, большой любитель ночных охот. Ну не одной же рыбой питаться, когда рядом охотничьи угодья! Да и «крыша» хочет кушать. Задержание Л. и его приятеля происходило зимней ночью, после четырехчасовой засады на морозе, и отличалось особой дерзостью нарушителей. В наш адрес сыпались угрозы и нецензурная брань, направлялось оружие, но мы смогли утихомирить нарушителей.
Когда Л. через несколько дней явился в хозяйство и стал требовать вернуть ружье, ему было предложено оказать благотворительную помощь охотничьему хозяйству, которое он так любит незаконно посещать и внести в кассу хозяйства 2000 гривен.
Да, такого повода «крыша» упустить не могла, началась разработка операции. 25 февраля, созревший до благотворительности Л., является в хозяйство и заявляет о своей готовности внести в кассу 1500 гривен. Далее — все как в детективе. 26 февраля Л. приносит деньги, но не гривны, а 280 долларов. «Крыша» очень боялась, что деньги сразу поступят в кассу, поэтому, чтобы провокация не сорвалась, рассчитали, что меченые доллары наверняка сработают. А главное, с какой прытью работники милиции и прокуратуры взялись за дело! Вот бы эту прыть, да на борьбу с браконьерством!
Это сейчас, зная весь расклад событий, легко рассуждать, что нужно было сделать, а чего точно нельзя. Но тогда я был уверен в одном: браконьер должен быть наказан, охотничьему хозяйству должен быть возмещен ущерб. Не ставлю целью оправдать свои действия, но хочу, чтобы читатель поверил в искренность моих действий во имя той самой благородной цели. Как поверили, поддержали и помогли мои коллеги и руководители лесной отрасли Украины на всех уровнях. За это им огромное человеческое спасибо.
Я мог бы не приводить этот неприятный для меня пример, но в подобной ситуации может оказаться любой руководитель охотничьего хозяйства, и я не хочу, чтобы коллеги-охотоведы страдали бы из-за подонков-браконьеров.
ЧТО ДАЛЬШЕ?
Пройдя через жернова этой ситуации, я мысленно пересмотрел всю свою жизнь. Естественно возник вопрос: «Неужели все напрасно: мое стремление получить полюбившуюся специальность, мой многолетний труд на благо охотничьей отрасли Украины? Неужели месть браконьера сильнее благородной цели?». Думаю, что жизнь и время дадут ответ на этот вопрос. Однако определенный оптимизм заставляет действовать. Локальная «война» на территории отдельных охотничьих хозяйств должна перейти на новый, государственный уровень.
Если не изменить положение дел, то нетрудно спрогнозировать судьбу Кагарлыкского или других охотничьих хозяйств, или в целом судьбу всей охотничьей отрасли. Конечно, браконьеры не уничтожат все живое. Им не позволят это сделать охотоведы и истинные любители охоты. Этого не допустит и сама Природа. Но тогда все останется на прежнем уровне.
Приведу еще несколько примеров отношения государства к поднятой проблеме.
22 февраля 2003 года в угодьях государственного охотничьего хозяйства «Кагарлыкское» в ночное время был задержан житель г. Украинка гражданин Д. В салоне его джипа была обнаружена туша незаконно добытой косули и ружье. Был составлен протокол №21, материалы направлены в суд. Однако очень оперативно все материалы были изъяты (причем официально) районным отделением милиции и ... концы в воду.
Или такой пример «гуманности» нашей правоохранительной системы. 5 августа 2005 года житель г. Обухов гражданин И. незаконно отстрелял косулю. Задержан он был, что называется, с поличным. Протокол №2 от 5.08.05 был направлен в Обуховскую прокуратуру. Дело дошло до суда. И. был признан виновным, однако (выдержка из решения суда) «Учитывая те обстоятельства, что подсудимый положительно характеризуется, ранее не судимый, вину признал, раскаялся в совершении преступления, впервые совершил преступление незначительной тяжести, суд считает возможным удовлетворить ходотайство трудового коллектива — передав его на поруки трудовому коллективу, освободив от уголовной ответственности. Суд постановил: освободить от криминальной ответственности предусмотренной ст. 248 ч.1 УК Украины, ... передать на поруки трудовому коллективу».
В данном случае только прямой ущерб охотхозяйству составил более 1000 гривен. Передавая материалы в прокуратуру, мы преследовали цель, чтобы виновный возместил этот ущерб. Однако, наше исковое заявление суд оставил без рассмотрения.
А вот наиболее свежий случай браконьерства, который отличается особым цинизмом. Посмотри внимательно, уважаемый читатель, на фотографию. Какой настоящий охотник сотворит подобное: отстрелять беззащитных животных (именно беззащитных, поскольку, несмотря на запретное время, закон их не защищает) особого ума не надо.
Эти «трофеи» браконьеры подбросили во двор усадьбы охотничьего хозяйства (кстати, не в первый раз). Они хотели сделать больно людям, стоящим на защите природы. Вы своего достигли, нам действительно больно от того, что таких «охотников» земля носит. Но еще более обидно, что наша правоохранительная система не может защитить ни нас, ни природу, несмотря на то, что мы знаем виновных в содеянном. Их фамилии мы передали в районную прокуратуру. Ответ из районного отделения милиции не заставил себя ждать: «в порушенні кримінальної справи відмовлено за відсутністю події злочину». Вот так, головы есть, преступления нет. Комментарии излишни.
Неверно считать браконьерство проблемой отдельно взятого охотничьего хозяйства — это проблема социальная, и корни ее глубоки (культура и менталитет нации). Поэтому стратегия борьбы с этим злом — длительный временной период оздоровления нашего общества, повышения общей культуры и благосостояния людей, их экологического просвещения и воспитания.
Однако, решение проблемы не терпит отлагательства. И я хочу предложить свое видение решения проблемы, полагаясь на свой 27-летний опыт работы в охотничьей отрасли. Уважаемые охотники, не спешите не соглашаться со мной, когда речь пойдет об ужесточении борьбы с браконьерством. Знаю, что зачастую охотники не по своей вине становятся заложниками ситуации (например, из-за несовершенного законодательства) и оказываются в ранге нарушителей. Безусловно, нарушения бывают разные, и наказание должно быть соразмерное. Но пока мы будем «сюсюкать», кто больше виноват, псевдозащитник природы господин Борейко «протащит» закон о закрытии охоты на Украине. Потому что у него в руках главный козырь — это цифры, свидетельствующие о низком уровне ведения охотничьего хозяйства.

В данной ситуации я выступаю, как пользователь охотничьих угодий, создающий продукт — охотничьи услуги. И для меня, как для директора охотничьего хозяйства, и для любого егеря хозяйства абсолютно без разницы, кто в нашем хозяйстве незаконно добыл кабана или косулю: народный депутат или сельский житель. Браконьер — он вор, он своими действиями «залез в карман» к егерю, у которого зарплата 400-500 гривен. Повторюсь: для нас охрана угодий не самоцель, а вынужденная работа. Мы хотим, чтобы в наших угодьях было много дичи, чтобы в нашем хозяйстве мог удовлетворить свои охотничьи потребности каждый желающий. А чтобы охотничьи услуги были качественными, егерь должен быть профессионалом-следопытом, а не оперативным полицейским.
В приведенных выше примерах незаконных охот я намеренно не привожу фамилии нарушителей, чтобы не акцентировать внимание на отдельных случаях браконьерства. Цель моей публикации — обратить внимание, прежде всего чиновников, от которых зависит решение вопроса, на саму проблему браконьерства и предложить тактику борьбы. И главный метод этой борьбы сегодня должен стать экономическим. Для этого не требуется создание специальных инспекций и дополнительных бюджетных средств. Главное заинтересованное лицо — пользователь охотничьих угодий. При создании вполне определенных стимулирующих условий он будет вести эту борьбу и далее, но не за идею или количество составленных протоколов, а за экономический результат своего труда.
Прежде чем перейти к конкретным предложениям по главной теме публикации, хотел бы сделать небольшое отступление. Мы понимаем, что кроме браконьерства у охотничьего хозяйства Украины масса других проблем. Проблемы местного характера не решаются в первую очередь из-за невежества и экологической безграмотности кадров охотничьего хозяйства. Но даже в тех охотничьих хозяйствах, где кадровая проблема решена, нельзя достичь значительных успехов, поскольку специалисты скованы рамками запретов и ограничений, порой вынуждены их нарушать. Реалии сегодняшнего дня требуют изменений охотничьего законодательства, его демократизации. А государственная поддержка охотничьей отрасли должна заключаться в том, чтобы законодательно установить такие рамки общественного производства (сельскохозяйственного, лесохозяйственного, промышленного и прочих отраслей, влияющих на диких животных и среду их обитания), в которых было бы недопустимым причинение ущерба дикой природе. И, конечно же, возмещение нанесенного ущерба должно быть неотвратимым. Общественное производство, наносящее ущерб природе, должно стать экономически невыгодным. К примеру, в Швеции ежегодно добывается 150 тысяч лосей! Но нашего вопроса «как вы ведете охотничье хозяйство?» шведы не понимают. Там так ведется сельское, лесное хозяйство и промышленность, что о ведении охотничьего хозяйства речь не идет.
Чтобы понять в какую сторону нам нужно изменять законы, необходимо ответить на два вопроса: что такое охотничье хозяйство сегодня, и где брать деньги на его ведение? И если мы признаем, что охотничье хозяйство сегодня – это бизнес, то вопрос финансирования отпадет сам собой. Время «шаровых» охот прошло. И пока эта реалия не будет учтена, экономика охотничьего хозяйства будет оставаться позором нации. Поверьте, беседуя с иностранными охотниками, порой бывает очень стыдно за наши показатели по численности и добыче.
На наш взгляд, главный принцип построения новых законодательных рамок — не запрещать, а правильно хозяйствовать! Нужно законодательно устранить надуманные запреты, которые не отвечают никакой логике и здравому смыслу. Вчера запретили весеннюю охоту, сегодня запретим всякую охоту вообще, а что завтра — запретим ходить в баню, есть мясо или при дыхании выдыхать углекислый газ?
Еще один важный аспект — распределение угодий. Сразу оговорюсь, мы — за многообразие форм ведения охотничьего хозяйства. В свое время здоровая конкуренция определит лучшие формы. Но сегодня важнее установить принцип справедливости в этом вопросе. Государство должно содержать заповедники, как резерваты и образцы природного благополучия. Если может, то пусть содержит и часть охотничьих угодий в виде государственных охотничьих хозяйств, финансируя их потребности на 100%. Остальные охотничьи угодья должны содержать охотпользователи (юридические и физические лица), которые могут (умеют) вести охотничье хозяйство. Порочную практику захвата лучших угодий и создания там закрытых хозяйств необходимо прекратить. Ни одно охотничье хозяйство, кому бы оно не принадлежало, не должно быть закрытым для охотников. Нужно постоянно помнить, что обиженные рядовые охотники, которым сегодня не всякая охота доступна, могут пополнить и пополняют армию браконьеров. У нас еще много угодий без настоящего хозяина, несмотря на то, что они формально закреплены. И все они представляют для Украины большую ценность.
Но мы также знаем, что сегодня численность полезной фауны нам не угрожает. Ведь идея закрыть охоту возникает не на пустом месте. И если она найдет свое развитие в умах «псевдозащитников» природы, которые подхватят неосторожное высказывание Президента, как лозунг, угроза закрытия охоты станет реальной. Поэтому, я призываю всех руководителей охотничьих хозяйств любого ранга и принадлежности, всех охотоведов не ждать лучших времен, а делать реальные шаги, и не только с целью поддержать охоту. Стратегия развития отрасли и «рамки» охотхозяйственной деятельности должны быть сформированы с нашим участием. Я убежден, что основной позитив творится людьми на местах, и никакие запреты, никакой контроль и «ценные» указания сверху не должны мешать созиданию. Мы должны сделать все, чтобы власть нас услышала, чтобы охотничьему хозяйству было уделено должное внимание, и оно получило бы свое развитие.
Конечно, хорошо было бы одним махом внести все прогрессивные изменения в наши законы, но вернемся все же к главной теме, проблеме браконьерства. Мы ее никак не обойдем, и проблема эта одинаково остра для любого охотничьего хозяйства, частного или государственного. Итак, необходимо добиться внесения изменений в Закон Украины «Про мисливське господарство та полювання», Кодекс Украины об административных правонарушениях, Уголовный Кодекс Украины и ряд других Законов (об этом подскажут юристы), регулирующих отношения в области охотничьего хозяйства. Скажу прямо, я не знаю, как это сделать, поскольку не пользуюсь, как господин Борейко, иностранными траншами. Но очень бы хотелось быть услышанным, и чтобы кто-то из народных депутатов, кому не безразлична судьба охоты, взялся бы за лоббирование интересов охотничьего хозяйства.
Главное и обязательное, что должно быть прописано ЗАКОНОМ:
Юридическое понятие термина «браконьерство»:
«Браконьерство — грубое нарушение правил и этики охоты, результатом которого есть намерение незаконного добывания или фактическое незаконное добывание диких животных». Сегодня в юриспруденции нет не только понятия «браконьерства», но и понятия «грубое нарушение правил охоты». Получается, что нет и проблемы.
Строгость и неотвратимость наказания:
Размер штрафа за браконьерство от 500 до 10 000 грн.
Размер иска за каждую незаконно добытую, раненую или уничтоженную особь — десятикратный размер стоимости официальной охоты на данный вид животного. Можно разрешить устанавливать размер ущерба в каждом конкретном случае охотпользователю.
В случае покровительства нарушителя должностными лицами, либо при попытке оказать давление на охотпользователя, материалы незамедлительно передаются в управления МВД и Прокуратуру (к примеру, в соседней Белоруссии протоколы ложатся прямо на стол Президенту). Главное, чтобы нарушитель был наказан, невзирая на его сан и должность. Желательно вернуть право рассматривать все случаи охотнарушений органам лесного хозяйства. Пользователю охотничьих угодий все равно, кто вынесет решение, лишь бы его работа не была напрасной.
Нормы, устанавливающие экономические стимулы для пользователей охотничьих угодий:
50% (не менее) штрафа за нарушение правил охоты зачисляется на счет предприятия (органа), выявившего нарушение;
100% ущерба, причиненного охотничьему хозяйству, возмещается нарушителем этому конкретному хозяйству, независимо от того, кто выявил нарушение и кто вынес решение по данному делу.
25% полученных хозяйством штрафов и исков выплачивается в качестве вознаграждения лицам, выявившим нарушение.
Надежная правовая защита пользователей охотничьих угодий, ведущих борьбу не только с браконьерством, но и со всякого рода бесхозяйственностью смежных отраслей, пагубно влияющих на диких животных и среду их обитания.
Поверьте, в решении этой, самой острой для охотничьего хозяйства проблемы, должны участвовать все, и выиграют все: и охотничье хозяйство, и государство, и охотники. Тогда каждый охотпользователь сможет направить на созидание все 100% своих знаний, своего умения, старания и заработанных средств. Тогда появятся в Украине поистине богатые охотничьи хозяйства. Тогда охота перестанет быть делом «интимным», и ее всем хватит — и рядовому охотнику, и «крутому» бизнесмену, и начальнику. Нужно решать, а не ждать политических изменений в нашем обществе. Охота была, есть и будет большой движущей силой при любой власти.
А пока… Пока жива «крыша», охотоведы самостоятельно ведут неравную войну на поле боя и становятся жертвами мести браконьера. Хочется верить, что «крыша» — явление местное, и что у нас хватит здравого смысла победить его на государственном уровне.

 

Алексей Павлович Исаев, биолог — охотовед
директор ГПОХ «Кагарлыкское»

развернуть
Показать еще
Надоела реклама?
Поддержите DIRTY — активируйте Ваш золотой аккаунт!